Запад-Восток №10

Название:
Запад-Восток №10
Номер:
10
Год:
2017
Дата публикации на сайте:
2018-03-07 12:51:11
Полный журнал в PDF:
Array
(
    [0] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 166
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ИЗ ИСТОРИИ СЛОВАЦКО-РОССИЙСКИХ СВЯЗЕЙ В XVIII ВЕКЕ
            [annotation_ru] => Словацко-российские культурно-просветительские и научные контакты в XVIII в.
были весьма разнообразны. Их развитие зависело, как правило, от конкретных
политических, общественно-социальных или территориальных условий. Научная
корреспонденция, обмен взглядами и научные связи в разных отраслях гума-
нитарных и естественных наук осуществлялись по инициативе ученых и сыгра-
ли важную роль в развитии просветительства и культуры в странах Централь-
ной и Восточной Европы. Австрийская монархия существенно пострадала
в результате контрреформации, а условия для развития науки, в том числе –
зарубежных научных контактов, были неблагоприятными. Если они и суще-
ствовали, то были ограничены по преимуществу католическими областями
Европы. В Словакии, в отличие от остальных земель Габсбургской монархии,
сложились наиболее благоприятные условия для распространения просвети-
тельства и науки, отчасти и потому, что венское правительство до опреде-
ленного предела терпимо относилось к некатолической среде в Венгрии.
Ситуация изменилась во второй половине XVIII века, когда Просвещение
достигло своего зенита. Эпоха Терезианского просвещения начала решать
задачу установления более широких связей с зарубежными научными центра-
ми. Постепенно открывались границы для взаимной информации и обмена
научными воззрениями. Переписка петербургских академиков (Т. С. Байер,
Х. Гольдбах и И. Г. Гмелин) со словацкими учеными является ценным материа-
лом для изучения отношений между российской и словацкой наукой. Она показы-
вает, что у истоков этих связей уже в первой половине XVIII в. стояли словацкие
ученые Матей Бел и Самуэль Миковини. Матей Бел, великий ученый и сто-
ронник религиозной терпимости, а также Самуэль Миковини вышли за рамки
тогдашней науки и встали на совершенно нетрадиционный путь. Продолжате-
лем и преемником Матея Бела стал сотрудник придворной венской библиоте-
ки, а затем ее директор Адам Франтишек Коллар. Особое место в развитии
российско-словацких научных и культурных связей занимало распростране-
нию русских книг в Словакии. В ХVIII веке значительный размах приобрела
доставка книг со славянского Востока в Словакию через территорию Закар-
патья. Важной страницей в истории российско-словацких связей в ХVIII в.
являются культурно-просветительные контакты в области образования.
В этот период значительное место в их развитии принадлежит Киево-Моги-
лянской академии, влияние которой распространялось далеко за пределы
России и Украины. Особое место в совместных отношениях занимали контак-
ты в области медицины. Словацко-русские научные контакты, однако, были
в значительной мере спорадическими и не имели систематического характера.
            [text_ru] => 
            [name_en] => FROM THE SLOVAK-RUSSIAN TIES IN THE 18TH CENTURY
            [annotation_en] => Slovak-Russian cultural, educational and scientific contacts in the XVIII century
were very diverse. Their development depended, as a rule, on specific political, social,
or territorial conditions. Scientific correspondence, exchange of views and scientific
contacts in various branches of the humanities and natural sciences were carried out
on the initiative of scientists and played an important role in the development of enlightenment
and culture in the countries of Central and Eastern Europe. The Austrian
monarchy suffered significantly as a result of the counter-reformation, and conditions
for the development of science, including foreign scientific contacts, were unfavorable.
If they existed, they were limited to the predominantly Catholic regions of
Europe. In Slovakia, unlike the rest of the Habsburg monarchy, the most favorable
conditions for the dissemination of enlightenment and science have developed, in part
because the Viennese government tolerated the non-Catholic environment in Hungary
to an extreme extent. The situation changed in the second half of the XVIII century,
when the Enlightenment reached its zenith. The era of Theresian enlightenment began
to solve the problem of establishing broader connections with foreign scientific centers.
The borders for mutual information and the exchange of scientific views were gradually
opened. The transcription of the Petersburg Academicians (T. S. Bayer, H. Goldbach and
I. G. Gmelin) with Slovak scientists is a valuable material for studying the relations between
Russian and Slovak science. It shows that the origins of these links already in
the first half of the XVIII century. Stood the Slovak scholars Matej Bel and Samuel
Mikovini. Matej Bel, a great scholar and supporter of religious tolerance, and Samuel
Mikovini went beyond the bounds of the then science and embarked on a completely unconventional path. The successor and successor of Matej Bel has become an employee
of the court Viennese library, and then its director Adam Frantisek Kollar. A special
place in the development of Russian-Slovak scientific and cultural ties was the spread
of Russian books in Slovakia. In the eighteenth century, the delivery of books from
the Slavic East to Slovakia through the territory of Transcarpathia became very significant.
An important page in the history of Russian-Slovak relations in the eighteenth century
are cultural and educational contacts in the field of education. In this period, a significant
place in their development belongs to the Kiev-Mohyla Academy, whose
influence extended far beyond Russia and Ukraine. A special place in the joint relations
was occupied by contacts in the field of medicine. Slovak-Russian scientific contacts,
however, were largely sporadic and did not have a systematic character.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 1
            [filepdf_ru] => 166_ru.pdf
            [filepdf_en] => 166_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Мирослав Даниш 
                            [author_en] => Miroslav Danish
                        )

                )

        )

    [1] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 165
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ПАМЯТЬ О СОБЫТИЯХ В КОНТЕКСТАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ, ПЕРЕКРЕСТНОЙ И ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)
            [annotation_ru] => В статье рассматриваются некоторые аспекты последствий так называемого «ме-
мориального поворота» в современном гуманитарном знании. Подробно пред-
ставлены взгляды на такую аналитическую категорию как событие. Историческая
наука пережила «возвращение», или «возрождение события», еще в последней
трети ХХ в., однако особый эпистемологический статус категория событие
обрела именно с развертыванием мемориальной парадигмы в общем контексте
обновления исторической науки на рубеже ХХ и XXI веков. В последние годы
все более заметно создание различных интерпретаций истории в угоду опреде-
ленным политическим взглядам. Именно поэтому все больше места в современ-
ных исследованиях занимает так называемая «историческая политика», или поли-
тика прошлого. Одновременно происходит пространственный поворот, самым
ярким проявлением которого, отразившим происходившие в мире и науке пе-
ремены, стало формирование междисциплинарного исследовательского поля гло-
бальной или новой мировой истории (global history, new world history). Учены-
ми разрабатываются модели транснациональной и глобальной истории,
пополняется корпус исследований, преодолевающих ограниченные горизонты
историй отдельных национальных государств. Такая история предстает сего-
дня не только как совокупность фундаментальных эмпирических исследований, но
и как уникальное по своему многообразию пространство идей и подходов,
определяемых по-разному – как история транснациональная, перекрестная, свя-
занная (transnational, histoire croisée, connected history; entangled, shared, integrated).
Лидером данного научного направления в России является Институт всеобщей
истории РАН, который сохранил в своем названии наименование «всеобщая
история», сложившееся в российской историографической традиции XIX столетия
в широкой трактовке – как история всего человечества. Становление глобальной
истории в ее современном варианте отражает развитие мыслительной традиции,
в которой принцип целостности сочетается с учетом различий и многообразия.
В последние годы заметно выросло число ученых, разрабатывающих модели
транснациональной и глобальной истории, и, соответственно, пополнился корпус
исследований, преодолевающих ограниченные горизонты историй отдельных национальных государств. «Связанная» и «перекрестная» истории, входящие
в поле транснациональных исследований, противопоставили национальной и клас-
сической универсальной истории историю взаимосвязанных процессов, объеди-
няющих общества, культуры, цивилизации. В центре внимания связанной истории
находятся сложные мультикультурные образования или различные формы между-
народных сообществ, находящихся в более или менее тесных взаимоотношениях.
            [text_ru] => «Мемориальный поворот» в современном гуманитарном знании актуализиро-
вал дискуссии вокруг ряда, казалось бы, давно устоявшихся в исторической
науке понятий, в том числе такой аналитической категории как событие. Стоит
отметить, что историческая наука пережила «возвращение», или «возрождение со-
бытия” еще в последней трети ХХ в., однако особый эпистемологический статус
категория событие обрела именно с развертыванием мемориальной парадигмы
в общем контексте обновления исторической науки на рубеже ХХ и XXI вв.
Причем в данной парадигме в центре внимания оказываются как социальный кон-
текст события, так и его субъективное восприятие активными участниками, свиде-
телями, потомками, историками разных поколений, а принципиальной познаватель-
ной установкой является учет вероятностного характера событий и субъективности
действующих лиц.
В последние годы все больше внимания обращается на этико-аксиологичес-
кие аспекты познания прошлого. С одной стороны, социальные группы разных
масштабов и так называемые «воображаемые сообщества» (в терминологии
Бенедикта Андерсона [1, с. 288]) испытывают потребность в различных формах ис-
торического знания. Они могут жаждать ликвидации «черных дыр» и «белых пя-
тен» своей национальной истории, но достаточно часто результатом становится
лишь рождение очередного исторического мифа. Представления о базовых со-
бытиях прошлого часто являются результатом воображения, но используются
с конкретными идентификационными целями. Их создатели при помощи образов
придают устойчивость своей идентичности, чувству принадлежности к опреде-
ленной культурной общности. Яркие исторические образы, разделяемые членами
этой общности, исторические события, превращенные в значимые для ее пред-
ставителей «места памяти», становятся основой ее консолидации. Проблема со-
циально ориентированного исторического знания обостряется в условиях кри-
зисного состояния общества и проявляется в создании различных интерпретаций
истории в угоду определенным политическим взглядам и их популяризации
в воспитательных целях. Именно поэтому все больше места в современных исследо-
ваниях занимает так называемая «историческая политика», или политика прошло-
го. При этом профессиональные историки (в том числе российские и, надеюсь, словацкие) разделяют позицию о недопустимости сознательного искажения событий
как недавнего, так и далекого прошлого.
Что касается пространственного поворота, то содержание этого понятия весьма
широко, но, пожалуй, самым ярким его проявлением, отразившим происходившие
в мире и науке перемены, стало формирование междисциплинарного исследова-
тельского поля глобальной или новой мировой истории (global history, new world
history). Родиной ее считают США и Великобританию, но в последние десять лет она
интенсивно развивается в Европе (Германия, Италия, Голландия, Франция), а также
в Канаде, Австралии, Японии, Китае и других странах мира. В центре внимания ис-
следователей данного направления – коммуникативные процессы, связанные с про-
цессом глобализации, но воспринимаемые в глубокой ретроспективе и охватываю-
щие развитие взаимосвязей в мире по крайней мере за последние полтысячелетия
или более. Такая история предстает сегодня не только как совокупность фундамен-
тальных эмпирических исследований, но и как уникальное по своему многообразию
пространство идей и подходов, определяемых по-разному – как история транснацио-
нальная, перекрестная, связанная (transnational, histoire croisée, connected history;
entangled, shared, integrated)) и т. п. [6]. Лидером данного научного направления
в России является Институт всеобщей истории РАН, который, сохраняя в своем на-
звании наименование «всеобщая история», сложившееся в российской историографи-
ческой традиции XIX столетия в широкой трактовке – как история всего человечества,
издал 6-томную «Всемирную историю», подготовленную с учетом новых подходов [4].
Открывшиеся в 1990-е годы для российских историков возможности приоб-
щения к мировой историографии совпали по времени с ее отказом от создания
крупных исторических полотен и предельной фрагментацией исторического знания.
Однако в ходе осмысления последствий глобализации вновь возникла потребность
в масштабном взгляде на историю, способном охватить прошлое человечества
как единого целого, сформировались новые макроисторические подходы, опира-
ющиеся на представление о когерентности мирового исторического процесса.
Становление глобальной истории в ее современном варианте отражает развитие
мыслительной традиции, в которой принцип целостности сочетается с учетом
различий и многообразия. В последние годы заметно выросло число ученых, раз-
рабатывающих модели транснациональной и глобальной истории, и, соответст-
венно, пополнился корпус исследований, преодолевающих ограниченные гори-
зонты историй отдельных национальных государств.
Сторонники новых макроисторических подходов имеют разные точки зрения
по многим вопросам, включая периодизацию мировой истории, соотношение
между глобальной и региональными или национальными историями, но сходятся
в понимании насущной необходимости особой формы истории для исследования
глобальных процессов в их исторической ретроспективе. Глобальная история,
стремящаяся на новом теоретическом уровне охватить человечество как некую
структуру в историческом развитии взаимосвязей ее отдельных частей, может
быть понята и как осмысление процесса мировой интеграции через живое взаи-
модействие локальных и национальных культур.
Сегодня можно говорить о существовании как минимум двух вариантов глобаль-
ной/мировой истории. Первый вариант представлен историческими исследованиями,
цель которых заключается в том, чтобы показать «глобальную историю» как це-
лостность мирового, регионального или межрегионального уровня. При этом ученые используют давно разработанные линейно-стадиальные, цивилизационные или
мир-системные аналитические схемы, сравнительно-исторический подход и ис-
следования культурных трансферов. Такой вариант остается преобладающим, что
неудивительно, поскольку во многих университетах мира преподаются и изучают-
ся курсы глобальной истории в духе всеобщей истории.
Связанная и перекрестная истории, входящие в поле транснациональных иссле-
дований, противопоставили национальной и классической универсальной истории
историю взаимосвязанных процессов, объединяющих общества, культуры, цивили-
зации. В центре внимания связанной истории находятся сложные мультикультурные
образования или различные формы международных сообществ, находящихся в бо-
лее или менее тесных взаимоотношениях. Принципиальной в данной стратегии изу-
чения двух или нескольких связанных объектов, принадлежащих к разным культу-
рам, является учет субъективности и активности всех сторон взаимодействия.
Проблема связанности историй ставится в самых разных контекстах: в ряде
случаев (Я. Ассман, М. Ротберг) речь идет о путях преодоления конфликтоген-
ных форм культурной памяти, о связанности и продуктивном взаимодействии
разнонаправленных проявлений исторической памяти членов глобального сооб-
щества, т. е. связанными оказываются не только исходные явления (т. е. ситуации
реальной связанности социальных действий в прошлом), но и их зачастую взаим-
но противоречащие образы в настоящем. Это инклюзивная модель – в ее рамках
исследователь не может выделить в диалоге единственную «правую» сторону,
создать единственно верную картину прошлого.
Особый интерес вызывает перекрестная история (histoire croisee), направленная
на сравнение динамических образов взаимодействующих культур. В перекрест-
ной истории смыслы понятий и теоретические подходы «не являются фиксиро-
ванными», они не только могут, но и должны меняться в процессе исследования.
Создатели перекрестной истории (французские историки М. Вернер и Б. Цим-
мерман) показали, что ситуацию связанности невозможно изучать, просто придав
историческому сравнению максимально симметричный характер, а исследовате-
лю – положение, равноудаленное от сравниваемых объектов, так как такая пози-
ция, хотя теоретически и представима, но практически нереализуема, причем
ситуация усугубляется при многостороннем сравнении [9, pp. 30–31, 34]. Здесь
необходим многомерный и динамичный подход, учитывающий сложность кон-
фигураций объектов, их подвижность и интерактивность и исключающий доми-
нирование линейных схем и простых причинных связей [9, pp. 38–42].
Для подобных теоретических моделей характерен не классический вариант си-
стемно-структурного подхода, попавший в свое время под критику постмодерни-
стов, а деятельностный подход – «понимание социального контекста деятельности
как ситуации, задающей не только условия, но вызовы и проблемы, которые требу-
ют своего разрешения, а также установка на то, что субъективность исторического
актора (индивида или группы) во многом определяет результаты его деятельности,
которая, в свою очередь, преобразует собственный контекст”. Если классическая
историография ставила перед собой задачу «достичь “объективного” образа прошлых
событий», то диалоговая парадигма перекрестной истории соединяет проблемы ин-
терпретации культурных взаимодействий в истории и в сознании историка [3, с. 62].
Условием диалога с прошлым становится внутренний диалог историка и диалог в со-
обществе историков, благодаря чему создается новый образ прошлого, когерентность которого обеспечивается не целостностью или системностью, а связанностью или
сцепленностью в рамках полифонии соотносимых познавательных перспектив, кон-
курирующих в историческом знании в пределах профессиональных норм.
Таким образом, в центре внимания связанной и перекрестной историй оказы-
ваются не иерархия и конфликт, а освоение человечеством все новых способов
взаимодействия, пространство диалога исторических памятей его равноправных
и самоценных участников – человеческих сообществ как субъектов, обладающих
собственным голосом, активностью и культурной самобытностью [5, с. 164–165].
На место изучения структур ставится исследование взаимодействий между акто-
рами и их результатов, а следовательно – событий и их образов, запечатленных
в коллективной и культурной памяти. Проблема, однако, заключается в том, что
процедуры организации множества событий в хронологическую последователь-
ность находятся в трудноразрешимом противоречии, выступающем как противоре-
чие познания макро- и микромира. Это противоречие особенно ярко проявляется
в интерпретации крупномасштабных социально-политических событий разными
сторонами взаимодействия. Между тем сторонники и теоретики связанной исто-
рии специально к проблеме событийности в рамках модели межкультурного диа-
лога (в диалоговой парадигме) не обращаются.
Именно поэтому представляется важной и актуальной задачей обратить вни-
мание на перспективность взаимообогащения новых макроисторических моделей
и новой событийной истории как подхода к изучению исторического события
в соотнесении с социально-пространственными характеристиками и культурны-
ми реалиями изучаемой эпохи. Интерпретация события в новых модификациях
событийной истории опирается на соотнесение внутреннего содержания и струк-
туры события с его «внешней стороной», или с широко понимаемым историче-
ским контекстом, а точнее контекстами – как синхронными (на разных уровнях),
так и развернутыми во времени. Контекст накладывает на участников взаимодейст-
вия, стремящихся переинтерпретировать события прошлого с позиций актуального
настоящего и желаемого будущего, структурные ограничения. При этом, помимо
прочих, мощным ограничителем выступает сформированная в массовом сознании
память о критических событиях прошлого, в том числе о «великих исторических со-
бытиях», которые в исторической науке служат вехами-маркерами периодизации
национальной и мировой истории. В этом плане серьезные преимущества демон-
стрирует присущий связанной и перекрестной историям коммуникативный подход,
который смещает на периферию идентификационный «заряд» коллективной па-
мяти и, снижая ее конфликтогенность, порождает предпосылки для продуктивного
диалога [8, p. 121–137; 2, с. 70–138]. Усиление коммуникативного, диалогическо-
го познавательного идеала современного гуманитарного знания требует разработки
эффективной методики комплексного характера, способной выстроить историче-
ский нарратив новой событийной истории в рамках моделей культурного диалога.
            [name_en] => THE MEMORY OF EVENTS IN THE CONTEXTS OF NATIONAL, CROSS AND GLOBAL HISTORY (TO THE FORMULATION OF THE QUESTION)
            [annotation_en] => The article examines some aspects of the consequences of the so-called “memorial
turn” in modern humanitarian knowledge. The views on such an analytical category
as an event are presented in detail. Historical science has experienced a “comeback”,
or “a revival of the event” as early as the last third of the 20th century, but a special
epistemological status was taken up with the development of the memorial paradigm
in the general context of the renewal of historical science at the turn of the 20th and
21st centuries. Noticeable the creation of various interpretations of history in favor
of certain political views is. That is why the so-called “historical policy”, or the politics
of the past, occupies more and more place in modern studies. At the same time, a
spatial turn takes place, whose brightest manifestation, reflecting the changes in the
world and in science, was the formation of an interdisciplinary research field of global or
new world history (globalhistory, newworldhistory). Scientists are developing models of
transnational and global history, a corpus of research has been added to overcome
the limited horizons of stories of individual nation states. Such a story appears today
not only as a set of fundamental empirical studies, but also as a unique in its diversity
of space of ideas and approaches, defined in different ways – as a transnational,
cross, connected (histological, integrated, integrated, entangled, shared, integrated).
The leader of this scientific direction In Russia is the Institute of World History
of the Russian Academy of Sciences, which, in its title, has retained the name “universal
history”, which in the Russian historiographic tradition of the 19th century was broadly interpreted as the history of all mankind. The emergence of global history in its modern
version reflects the development of a thinking tradition in which the integrity principle
is combined with differences and diversity. In recent years, the number of scientists
developing models of transnational and global history has increased noticeably, and
the corpus of research overcoming the limited horizons of the stories of individual
national states has replenished accordingly. The “connected” and “cross-over” histories
that are part of the field of transnational research, contrasted the national and classical
universal history with the history of interrelated processes that unite societies, cultures,
and civilizations. The focus of related history is complex multicultural education or
various forms of international communities in more or less close relationships.
            [text_en] => The article examines some aspects of the consequences of the so-called “memorial
turn” in modern humanitarian knowledge. The views on such an analytical category
as an event are presented in detail. Historical science has experienced a “comeback”,
or “a revival of the event” as early as the last third of the 20th century, but a special
epistemological status was taken up with the development of the memorial paradigm
in the general context of the renewal of historical science at the turn of the 20th and
21st centuries. Noticeable the creation of various interpretations of history in favor
of certain political views is. That is why the so-called “historical policy”, or the politics
of the past, occupies more and more place in modern studies. At the same time, a
spatial turn takes place, whose brightest manifestation, reflecting the changes in the
world and in science, was the formation of an interdisciplinary research field of global or
new world history (globalhistory, newworldhistory). Scientists are developing models of
transnational and global history, a corpus of research has been added to overcome
the limited horizons of stories of individual nation states. Such a story appears today
not only as a set of fundamental empirical studies, but also as a unique in its diversity
of space of ideas and approaches, defined in different ways – as a transnational,
cross, connected (histological, integrated, integrated, entangled, shared, integrated).
The leader of this scientific direction In Russia is the Institute of World History
of the Russian Academy of Sciences, which, in its title, has retained the name “universal
history”, which in the Russian historiographic tradition of the 19th century was broadly interpreted as the history of all mankind. The emergence of global history in its modern
version reflects the development of a thinking tradition in which the integrity principle
is combined with differences and diversity. In recent years, the number of scientists
developing models of transnational and global history has increased noticeably, and
the corpus of research overcoming the limited horizons of the stories of individual
national states has replenished accordingly. The “connected” and “cross-over” histories
that are part of the field of transnational research, contrasted the national and classical
universal history with the history of interrelated processes that unite societies, cultures,
and civilizations. The focus of related history is complex multicultural education or
various forms of international communities in more or less close relationships.
            [udk] => 
            [order] => 2
            [filepdf_ru] => 165_ru.pdf
            [filepdf_en] => 165_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Лорина Петровна Репина 
                            [author_en] => Lorina P. Repina
                        )

                )

        )

    [2] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 167
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ГЛАЗАМИ РУССКОГО ЭМИГРАНТА. ПУБЛИЦИСТИКА Г. Н. ГАРИНА-МИХАЙЛОВСКОГО В ЕЖЕДНЕВНИКЕ «СЛОВАК» (1939–1945)
            [annotation_ru] => В статье рассматривается отношение русской послереволюционной эмиграции
ко Второй мировой войне и к Великой отечественной войне 1941–1945 гг.
на примере анализа обширной публицистики Г. Н. Гарина-Михайловского,
бывшего высокопоставленного российского дипломата и крупного юриста-
международника в ежедневнике «Словак» – центральном печатном органе
правящей в Словацком государстве (1939–1945 гг.) Глинковой словацкой
народной партии. Автор подчеркивает, что, сотрудничая в главном органе по-
литической пропаганды авторитарного Словацкого государства – сателлита
нацистской Германии и являясь сотрудником словацкого МИД, Гарин-Михай-
ловский не был свободен в выражении своих взглядов. Тем не менее в его ста-
тьях отразилась глубокая дилемма, вставшая перед русскими эмигрантами
в предвоенный и военный период: принципиальное неприятие советской вла-
сти и искренний патриотизм, любовь к России. С этой точки зрения публици-
стика Гарина-Михайловского хронологически распадается на две группы.
В 1939–1941 годы он, подавив ненависть к «большевизму», весьма оптими-
стично оценивает сближение Германии и СССР, естественных геополитиче-
ских союзников и «жертв» Версальской системы, которое позволит его родине
вновь вернуться в число великих держав. Нападение Германии на Советский
Союз стало для него трагедией, что видно по характеру его публицистики
во второй половине 1941–1944 годов Гарин-Михайловский, по всей видимо-
сти, не считал для себя возможным воспевать победы «германского оружия»
на восточном фронте в духе остальных материалов «Словака», поэтому он
полностью переключается с российской проблематики на критику «старых ко-
лониальных империй» (Англии и Франции) и анализ международно-полити-
ческой и военно-стратегической ситуации в Средиземноморском, Тихооке-
анском регионах и на Ближнем Востоке.
            [text_ru] => 
            [name_en] => THE SECOND WORLD WAR THROUGH THE EYES OF THE RUSSIAN EMIGRE. PUBLICISM G. N. GARIN-MIKHAILOVSKY IN THE NEWSPAPER “SLOVAK” (1939–1945)
            [annotation_en] => The article examines the attitude of Russian post-revolutionary emigration to the
Second World War and to the Great Patriotic War of 1941–1945 on the example of
analysis of extensive journalism G. N. Garin-Mikhailovsky, a former high-ranking
Russian diplomat and a major international lawyer in the daily “Slovak” – the central
press organ of the Slovak People's Party, ruling in the Slovak state (1939–1945).
The author emphasizes that, cooperating in the main organ of political propaganda
of the authoritarian Slovak state, the Nazi Germany's satellite and being an employee of
the Slovak Foreign Ministry, Garin-Mikhailovsky was not free to express his views.
Nevertheless, his articles reflected a profound dilemma that confronted Russian emigrants
in the prewar and military period: the principal rejection of Soviet power and
sincere patriotism, love of Russia. From this point of view, the journalism of Garin-
Mikhailovsky is chronologically divided into two groups. In 1939–1941 he, having suppressed
hatred for “Bolshevism”, very optimistically estimates the rapprochement between
Germany and the USSR, natural geopolitical allies and “victims” of the Versailles
system, which will allow his homeland to return to the number of great powers. Germany's
attack on the Soviet Union was a tragedy for him, as can be seen from the nature of
his journalism in the second half of 1941–1944. Garin-Mikhailovsky, apparently did not
consider it possible for him to glorify the victory of “German weapons” on the eastern
front in the spirit of the remaining materials of the “Slovak”. Therefore, he completely
switches from Russian issues to criticism of “old colonial empires” (England
and France) and an analysis of the international political and military-strategic situation
in the Mediterranean, Pacific regions and the Middle East.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 3
            [filepdf_ru] => 167_ru.pdf
            [filepdf_en] => 167_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Александр Валентинович Рандин
                            [author_en] => Aleksandr V. Randin
                        )

                )

        )

    [3] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 168
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => «ОРЕЛ» А. С. ХОМЯКОВА И СИМВОЛЫ СЛОВАЦКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ XIX ВЕКА
            [annotation_ru] => В процессе формирования современных наций в Центральной Европе важную
часть национальной идеологии составляли символы. При их создании наряду
с историческими личностями и событиями важным источником вдохновения
была природа и ее отражение в народной словесности (например, образы хищ-
ных птиц с Татранских гор). Символ орла чаще всего воспринимался как славян-
ский феномен. Особой популярностью у словаков в первой половине XIX в.
пользовалось стихотворение славянофила А. С. Хомякова «Орел», в котором
поэт обращался к полуночному орлу (России), чтобы тот не забывал о своих
младших братьях. Впервые стихотворение было опубликовано словацким поэтом
Яном Колларом, но в дальнейшем оно было изъято из текста. Однако призыв рус-
ского поэта остался в памяти словаков и распространялся в списках. Тема «орла»
рефреном отразилась в литературном приложении к Словацкой национальной
газете (1845–1847), получившим название «Орел Татранский». На титульном ли-
сте приложения была помещена цитата из «Орла» Хомякова, ставшая его девизом.
Многочисленные исследователи, исходя из этого, делали вывод о том, что издание
находилось под влиянием идей Хомякова. Однако анализ содержания литератур-
ного приложения не подтверждает этой идейной близости. Символ татранского
орла до сих пор воспринимается как национальный символ словаков. Важную
роль в этом сыграл «Орел Татранский» Л. Штура, символизирующий формирова-
ние национальной идентичности словаков. Славянофилы оставили яркий след
в развитии словацкой культуры XIX в. не только в поэзии (Хомяков был наи-
более часто переводившимся русским поэтом того времени), но и в философии,
религиозном мышлении, истории. «Полуночный орел» Хомякова был символом,
который, несомненно, способствовал возникновению и расширению «русофиль-
ства» в словацком обществе. В конце XIX века преобладавшая ранее восточная
ориентация культурной и политической элиты словацкого общества измени-
лась. «Северный орел» утрачивает свою когда-то мобилизационную общест-
венную роль и постепенно вытесняется из сознания словаков.
            [text_ru] => 
            [name_en] => “EAGLE” BY A. S. KHOMYAKOV AND SYMBOLS OF THE SLOVAK NATIONAL MOVEMENT OF THE XIX CENTURY
            [annotation_en] => Symbols were an important part in development of modern nations. Among the sources
of inspiration nature and its portrait in folk lore (image of birds of prey in Tatras) was also.
The poem “Eagle” by A. S. Chomiakov, where the author implored the midnight
eagle (Russia) not to forget his younger brothers, has become very popular among
Slovaks in first half of 19th century. The poem was published 1843 by Ján Kollár
in his Diary of Travel to Upper Italy (written by Roman letters in Russian language).
The publication aroused some anxiety, especially among followers of Ľ. Štúr. The book
was modified and the poem by A. S. Chomiakov removed. However, it was already
rooted in awareness of Slovaks and was disseminated via transcripts. The symbol of an
eagle from Tatras was extremely frequent in appendix of Slovak National Newspapers
1845–1847) Orol Tatránski. Title page of second volume featured a quote from the
poem “Eagle” by A. S. Chomiakov as a motto. Based on that various researchers assumed
that the edition was influenced by ideas of Chomiakov. An analysis on content
does not confirm that. Eagle from Tatras (Orol Tatránski) is until these days understood
only as national symbol of Slovaks. Orol Tatránski published by Štúr was very
important especially during the development of national identity of Slovaks. Slavianophiles
left distinct mark in development of Slovak culture in 19th century, not only in
poetry (Chomiakov was one of the most often translated Russian poets of that time)
but also in philosophy, religion and history. “Midnight Eagle” of Chomiakov was a symbol
that without doubt had the most significant impact on Russophile feelings in Slovak society.
At the end of the XIX century, the predominant oriental orientation of the cultural
and political elite of Slovak society had changed. The “Northern Eagle” loses its former
mobilization role and is gradually ousted from the consciousness of the Slovaks.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 4
            [filepdf_ru] => 168_ru.pdf
            [filepdf_en] => 168_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Татьяна Ивантышинова
                            [author_en] => Tat'yana Ivantyshinova
                        )

                )

        )

    [4] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 169
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => СЛОВАКИ В РОССИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙН (СОСТОЯНИЕ ИСТОРИОГРАФИИ И ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЙ)
            [annotation_ru] => В статье анализируется состояние историографии вопроса, сравнивается изучение
темы «Чехи в России» и «Словаки в России», делается вывод о том, что эмиграция
словаков в Россию, в отличие, скажем, от эмиграции в США, к сожалению, не по-
лучила как в словацкой, так и в российской историографии достойного отражения.
Обозначены дискуссионные моменты в изучении данной темы. Рассмотрена
предыстория вопроса, показаны истоки формирования словацкой колонии в России,
отмечена важность периода Первой мировой войны для словацкой истории, ко-
гда разрабатывались основные концепции обретения словаками независимости.
Движение за обретение национальной независимости в силу специфических
условий военного времени получило наибольшее развитие за границей, в том чис-
ле в России, где шла борьба между представителями различных политических
направлений и ориентаций. Идея совместного государственного объединения с че-
хами нашла отражение в создании общих органов руководства чешскими и сло-
вацкими обществами, формирования из Чешской дружины Чешско-словацкого
корпуса. В статье отмечаются сложности с привлечением словаков в чехословац-
кие добровольческие части для борьбы на стороне Антанты, рассматриваются
причины этого явления. В статье обозначены и наиболее популярные сюжеты ука-
занной тематики. В первую очередь, значительный интерес в последние годы стала
вызывать тема военнопленных Первой мировой войны, условий их содержания.
В российской историографии появилось несколько работ о военнопленных че-
хах и словаках, в том числе написанных на документах и материалах местных ар-
хивов. На основе новых архивных и опубликованных документов намечены пер-
спективы дальнейших исследований: уточнение численности словаков в легионах,
отношения между чехами и словаками в воинских формированиях, принципы
построения легионов и принятия командного языка. Представляется интересным
проследить выработку концепции «чехословакизма» и отношение к ней чешских
и словацких политических и военных деятелей, а также восприятие чехами и слова-
ками России, ее действительной роли в обретении этими народами независимости.
            [text_ru] => 
            [name_en] => SLOVAKS IN RUSSIA DURING THE FIRST WORLD WAR AND THE CIVIL WAR (STATE OF HISTORIOGRAPHY AND RESEARCH PROBLEMS)
            [annotation_en] => The article analyzes the state of the historiography of the issue, compares the study
of the topic “The Czechs In Russia” and “The Slovaks In Russia”, concludes that,
unfortunately, emigration to Russia, unlike, say, emigration to the United States,
unfortunately, and in the Russian historiography of worthy reflection. Discussion
points in its study are indicated. The prehistory of the issue is considered, the origins
of the formation of the Slovak colony In Russia are shown, the importance of the
First World War period for the Slovak history was noted, when the basic concepts of
independence for the Slovaks were developed. The movement for gaining national
independence due to specific wartime conditions received the greatest development
abroad, including In Russia, where there was a struggle between representatives
of various political trends and orientations. The idea of a joint state association with
the Czechs was reflected in the creation of joint bodies of leadership of Czech
and Slovak societies, the formation of the Czech-Slovak corps from the Czech team.
The article notes the difficulties in attracting Slovaks to the Czechoslovak volunteer
units for the struggle on the side of the Entente, and the reasons for this phenomenon
are considered. The article also identifies the most popular subjects of this topic.
First and foremost, the theme of prisoners of war of the First World War, conditions
of their maintenance began to cause considerable interest in recent years. In Russian
historiography, several works on prisoners of war of Czechs and Slovaks appeared,
including those written on documents and materials of local archives. On the basis of
new archival and published documents, prospects for further research are outlined: the
number of Slovaks in the legions, the relations between Czechs and Slovaks in military
formations, the principles of building legions and the adoption of command language.
It seems interesting to trace the development of the concept of “Czechoslovakism” and
the attitude of Czech and Slovak political and military figures to it, as well as the perception
of Czechs and Slovaks of Russia, its real role in gaining these peoples independence.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 5
            [filepdf_ru] => 169_ru.pdf
            [filepdf_en] => 169_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Елена Павловна Серапионова
                            [author_en] => Elena P. Serapionova
                        )

                )

        )

    [5] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 170
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => АЛЕКСАНДР КОТОМКИН (САВИНСКИЙ) И ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ НА ВОЛГЕ, УРАЛЕ И В СИБИРИ (1918–1920 ГГ.)
            [annotation_ru] => В статье речь идет об Александре Котомкине (1885–1964), который при под-
держке Великого Князя Константина Романова, поэта «К. Р.», стал известным
поэтом, публиковал свои произведения в сборниках и литературных журналах
начала ХХ века. Участник Первой мировой войны, Котомкин своим творчеством
призывал объединиться против германской агрессии, был горячим сторонни-
ком славянского единства. В 1917 году он опубликовал первую в русской лите-
ратуре историческую драму «Ян Гус», посвященную 500-летию гибели чешского
национального героя. Поэт приветствовал чешское национальное движение, по-
сылал поэтические приветы «Братьям-чехам». Революция и гражданская война
в России изменили судьбу Котомкина. Он оказался участником Гражданской вой-
ны на Волге, Урале, в Сибири на стороне Белого движения, не принял больше-
визм, оставался русским патриотом, выступал за сохранение традиционных
ценностей России. Поэт приветствовал действия Чехословацкого корпуса на
территории России, выступившего с оружием в руках против Советской вла-
сти. Котомкин считал, что чехословаки вместе с русскими добровольцами
уничтожат режим большевиков и добьются освобождения. Вместе с труппой
Казанского театра Котомкин ставил свою пьесу «Ян Гус» в городах и на круп-
ных станциях Сибирской железной дороги. Чехословаки приветствовали его.
Делегация от президента Т. Масарика в 1919 г. пригласила Котомкина посе-
тить Чехословакию. Однако по мере наступления Красной армии Чехосло-
вацкий корпус устранялся от общей борьбы и, по мнению поэта, предал рус-
ских патриотов. Котомкин стал свидетелем гибели Сибирской армии генерала
Каппеля. Весной 1920 года он стал уполномоченным атамана Семенова
по взаимоотношению с командованием Чехословацкого корпуса, пытался
достичь компромисса между антибольшевистскими силами и чехословаками.
В 1920 году после поражения Белого движения Котомкин эмигрировал в Че-
хословакию и называл чехословацкий период (1921–1926 гг.) лучшим перио-
дом своей эмигрантской жизни.
            [text_ru] => 
            [name_en] => ALEXANDER KOTOMKIN (SAVINSKY) AND CZECHOSLOVAK LEGIONARIES ON THE VOLGA, THE URALS AND SIBERIA (1918–1920)
            [annotation_en] => In the article we are talking about Alexander Kotomkin (1885–1964), who, with the
support of the Grand Duke Constantine Romanov, the poet “K. R.”, became a famous
poet, published his works in collections and literary magazines of the early
twentieth century. Member of the First World War, Kotomkin called for his work
to unite against German aggression, was an ardent supporter of the Slavic unity.
In 1917 he published the historical drama “Jan Hus”, which became the first
In Russian literature dedicated to the 500th anniversary of the death of the Czech
national hero. The poet welcomed the Czech national movement, sent poetic greetings to
the “Brothers-Czechs”. Revolution and the civil war In Russia changed the fate of
Kotomkin. He was a participant in the Civil War on the Volga, the Urals, in Siberia
on the side of the White Movement, did not accept Bolshevism, remained a Russian
patriot, advocated the preservation of Russia's traditional values. The poet welcomed
the actions of the Czechoslovak Corps on the territory of Russia, which acted with
arms in hand against the Soviet power. Kotomkin believed that Czechoslovakians
together with the Russian volunteers would destroy the regime of the Bolsheviks and
achieve liberation. Together with the troupe of the Kazan Theater, Kotomkin staged
his play “Jan Hus” in the cities and major stations of the Siberian Railway. Czechoslovaks
welcomed him. The delegation from President T. Masaryk in 1919 invited
Kotomkin to visit Czechoslovakia. However, as the Red Army was approaching,
the Czechoslovak Corps was eliminated from the general struggle and, in the opinion of the poet, betrayed the Russian patriots. Kotomkin became a participant in the
death of the Siberian army, General Kappel. In spring of 1920 he became authorized ataman
Semenov on the relationship with the command of the Czechoslovak Corps,
tried to reach a compromise between anti-Bolshevik forces and Czechoslovaks. In 1920
after the defeat of the White Movement, Kotomkin emigrated to Czechoslovakia and
called the Chekchoslovak period (1921–1926) the best period of his emigrant life.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 6
            [filepdf_ru] => 170_ru.pdf
            [filepdf_en] => 170_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Сергей Валентинович Стариков 
                            [author_en] => Sergei V. Starikov
                        )

                )

        )

    [6] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 171
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => «В ЕДИНСТВЕ СИЛА!». ШТЕФАНИК И БОРЬБА ЗА ЕДИНСТВО ЧЕХОСЛОВАЦКОГО ДВИЖЕНИЯ СОПРОТИВЛЕНИЯ В РОССИИ В 1916–1917 ГОДЫ
            [annotation_ru] => В статье рассматривается миссия Милана Растислава Штефаника в России
в 1916–1917 гг., главной целью которой являлось получение разрешения от
российского правительства осуществлять вербовку среди чешских и словацких
военнопленных для формирующейся чехословацкой армии во Франции, а позже –
для чехословацкой армии в России. В ее ходе Штефаник должен был сотрудничать
с депутатом имперского парламента и заместителем председателя Чехословацкого
Национального совета Йозефом Дюрихом. Вскоре, однако, они вступили в кон-
фликт, поскольку Дюрих находился под влиянием русского правительства, что
противоречило принципам Национального совета, который отстаивал собственную
независимость. Наконец, именно Февральская революция в России в 1917 году
явилась тем фактором, который склонил чашу весов в пользу Штефаника. Конеч-
но, речь шла не просто о споре двух людей, но целых групп. В статье подробно
описывается, как Штефаник использовал свой социальный капитал для дис-
кредитации окружения Дюриха, что ему отчасти удавалось. В своей деятельности
Штефаник мог опираться на помощь генерала Мориса Жанена, начальника фран-
цузской военной миссии в России, а также на французских дипломатов, чешских
и словацких сотрудников, а также российских военных представителей. Автор
статьи на основе малодоступных архивных материалов реконструирует и анализи-
рует действия сторонников и противников чехословацкого движения, которые
использовались в политической борьбе для дискредитации противников.
            [text_ru] => 
            [name_en] => "THERE IS POWER IN UNITY!". STEFANIK AND THE STRUGGLE FOR THE UNITY OF THE CZECHOSLOVAK RESISTANCE MOVEMENT IN RUSSIA IN 1916–1917
            [annotation_en] => In the article the author deals with the mission of Milan Rastislav Štefánik In Russia
in the years 1916–1917; its main aim was to get a permission of the Russian
Government to recruit Czech and Slovak prisoners of war into the emerging
Czechoslovak Army in France and later also for Czechoslovak Army In Russia.
During the mission, Štefánik was to collaborate with a Reichs-Member of Parliament
and a president of the Czechoslovak National Council Josef Dürich. However,
he got into arguments with him soon, because Dürich got under an influence of the
Russian Government what was in contrary with the principles of the Czechoslovak
National Council: this body stressed its own independence. In the end, it was mainly
the February Revolution In Russia (1917), which tipped the balance in Štefánik´s
favour. It’s understandable that it was not an argument of two persons only but
whole groups. In the article, it is in detail described, how Štefánik made use of his
social capital in order to discredit persons from the Dürich´s environment; in this
respect, he was relatively successful. In this argument, he could lean on the General
Maurice Janin, the chief of the French military mission In Russia, but also on French
diplomats, Czech and Slovak collaborators or Russian military representatives.
In the article the author deals with common practices used to discredit one´s political
adversaries.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 7
            [filepdf_ru] => 171_ru.pdf
            [filepdf_en] => 171_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Михал Кшинян
                            [author_en] => Michal Kšiňan
                        )

                )

        )

    [7] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 172
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ПАДЕНИЕ ЦАРИЗМА В РОССИИ НА СТРАНИЦАХ СЛОВАЦКОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ЗА ФЕВРАЛЬ – МАРТ 1917 ГОДА
            [annotation_ru] => Окончание правления династии Романовых стало событием, получившим широ-
кое международное освещение. До марта 1917 года сообщения из России появля-
лись с большей или меньшей интенсивностью и периодичностью на страницах
европейской печати. Не стала исключением Словакия и ее тогдашние перио-
дические издания. Из анализа словацкой периодики рассматриваемого периода
следует, что из множества словацких периодических изданий, выходивших
в 1917 г., на российские революционные события реагировали следующие:
«Slovenské noviny», «Slovenský týždenník», «Robotnícke noviny» и «Slovenské
ľudové noviny». Если «Slovenský týždenník» и «Slovenské ľudové noviny» сообщали
об этих событиях только общие сведения, то «Slovenské noviny» и «Robotnícke
noviny» систематически уделяли внимание развитию ситуации в России. В течение
всего марта 1917 г. данную проблематику освещали прежде всего «Slovenské
noviny», где было больше всего материалов. Словацкие периодические издания
информировали не только о напряженной ситуации в Петрограде и Москве, но
и сообщали о постепенном формировании русской послеоктябрьской полити-
ческой сцены. Оценивая словацкую печать февраля-марта 1917 г., можно кон-
статировать, что в Словакии февральские события интерпретировались как пе-
реломные, как революция, которая принесла России коренные изменения.
            [text_ru] => 
            [name_en] => FALL OF TSARISM IN RUSSIA ON THE PAGES OF THE SLOVAK PERIODICAL PRESS FOR FEBRUARY-MARCH 1917
            [annotation_en] => The end of the Romanov dynasty became an event that received wide international
coverage. Until March 1917, reports from Russia appeared with more or less intensity
and frequency in the pages of the European press. Slovakia and its then periodicals
were no exception. From the analysis of the Slovak periodicals of the period under
review, it follows that of the many Slovak periodicals published in 1917, the
following revolutionary events reacted to Russian revolutionary events: Slovenské
noviny, Slovenský týždenník, Robotnícke noviny and Slovenské ľudové noviny.
If “Slovenský týždenník” and “Slovenské ľudové noviny” reported only general
information about these events, then “Slovenské noviny” and “Robotnícke noviny”
systematically paid attention to the development of the situation In Russia.
In the course of March, 1917, this topic was primarily covered by the Slovenské
noviny, where most of the materials were. Slovak periodicals informed not only
about the tense situation in Petrograd and Moscow, but also reported the gradual
formation of the Russian post-October political scene. In assessing the Slovak press
in February-March 1917, it can be stated that in February the February events were
interpreted as crucial, as a revolution that brought fundamental changes to Russia.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 8
            [filepdf_ru] => 172_ru.pdf
            [filepdf_en] => 172_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Любица Гарбульова 
                            [author_en] =>  Lyubitsa Garbuleva
                        )

                )

        )

    [8] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 173
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => КОНЦЕПЦИЯ «КРИТИЧЕСКОГО СЛАВЯНСТВА» Т. Г. МАСАРИКА И ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖВОЕННОГО ПЕРИОДА
            [annotation_ru] => В статье рассматривается изучение истории славян в Чехословакии
в 1920–1930-е годы ХХ века. Этот период отмечен масштабными славянскими
исследованиями, которые проводились в Русском свободном университете,
получавшем субсидии от правительства Чехословацкой республики. Ключевой
фигурой в историографии того периода является президент Т. Г. Масарик, ос-
тавивший значительное интеллектуальное наследие. Его исследования посвяще-
ны истории славянской идентичности в России и Европе, а также изучению
русского консерватизма, который Т. Г. Масарик воспринимал сквозь призму
либеральной критики и использовал ту же аргументацию. Значительное внима-
ние Т. Г. Масарик уделял изучению коллективных идентичностей в Австро-
Венгрии. По его мнению, национальное сознание наиболее успешно распрост-
раняется там, где резче проявляются контрасты «Своего» и «Чужого».
Тем не менее региональный сепаратизм уравновешивался историческим со-
знанием «общей родины», закрепленным опытом нескольких столетий. Кон-
цепция «критического славянства», разработанная Т. Г. Масариком, включала
три основных компонента: обоснование последовательного перехода от обще-
славянской к национальной идентичности у народов монархии Габсбургов;
осмысление общности малых народов, проживавших на территории монархии
Габсбургов; либеральную интерпретацию развития славянской идеи в России.
Эта триада стала доминирующей в последующих исторических исследованиях
чехословацких ученых в межвоенный период. В статье также рассматриваются
подходы К. Крамаржа, А. Штефанека, З. Неедлы и В. Жачека, которые относи-
лись к различным направлениям чехословацкой историографии: в своих трудах
они или развивали идеи Масарика, или оппонировали ему. В статье делается
вывод о том, что, несмотря на различие в подходах, концепции межвоенного
времени так или иначе выстраивались вокруг тех проблем, которые были по-
ставлены в трудах Т. Г. Масарика. Ученые пытались дать на них свои ответы
в зависимости от профессионального опыта и личных убеждений. За рассуж-
дениями об исторических судьбах славянской идеи прослеживались острые
общественные дискуссии о молодой чехословацкой демократии, ее отношении
к своему прошлому и к СССР.
            [text_ru] => 
            [name_en] => THE CONCEPT OF “CRITICAL SLAVICISM” BY T. G. MASARYK AND CZECHOSLOVAK STUDIES OF THE INTERWAR PERIOD
            [annotation_en] => The article examines the history of the Slavs in Czechoslovakia in 1920–1930-s of the
twentieth century. This period was marked by large-scale Slavic studies conducted at the
Russian Free University, which received subsidies from the government of the
Czechoslovak Republic. The key figure in the historiography of that period is President
Tomáš Garik Masaryk, who left a significant intellectual legacy. His research is devoted
to the history of Slavic identity in Russia and Europe, as well as the study of Russian
conservatism, which T. Masaryk perceived through the lens of liberal criticism and
used the same argument. T. Masaryk paid considerable attention to the study of collective
identities in Austria-Hungary. In his opinion, the national consciousness is most
successfully spreading where the contrasts of “His” and “Alien” are sharper. Nevertheless,
regional separatism was counterbalanced by the historical consciousness of
the “common homeland”, enshrined in the experience of several centuries. The concept
of “critical slavicism”, developed by T. G. Masaryk, included three main components: the rationale for a consistent transition from the all-Slavonic to the national identity
among the peoples of the Habsburg monarchy; comprehension of the commonality
of the small nations living on the territory of the Habsburg monarchy; liberal interpretation
of the development of the Slavic idea in Russia. This triad became dominant
in subsequent historical studies of Czechoslovak scholars in the interwar period.
The approaches of K. Kramárz, A. Stefanek, Z. Nejedli and V. Zhachek, who belonged
to different directions of Czechoslovak historiography, which in their works either
developed Masaryk's ideas or oppose him, are also considered in the article. The article
concludes that despite the difference in approaches, the concepts of the interwar
period somehow or other were built around the problems that were posed in the
works of T. G. Masaryk. The scientists tried to give their answers to them, depending on
their professional experience and personal convictions. The discussion of the historical
destinies of the Slavic idea was followed by sharp public discussions about the
young Czechoslovak democracy, its attitude towards its past and the USSR.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 9
            [filepdf_ru] => 173_ru.pdf
            [filepdf_en] => 173_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Ольга Вячеславовна Павленко 
                            [author_en] => Ol'ga V. Pavlenko
                        )

                )

        )

    [9] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 174
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ИЗМЕНЕНИЯ ИМИДЖА МОЛОДОГО КЛЕМЕНТА ГОТВАЛЬДА ПОСЛЕ 1948 ГОДА
            [annotation_ru] => Статья посвящена анализу имиджа президента ЧССР Клемента Готвальда
в период его деятельности в Словакии, входившей в состав социалистической
Чехословакии (1948–1989). Эта часть жизни Готвальда, представлявшая
непродолжительный и специфический период в самом начале политической
карьеры, предшествовала его карьерному росту в структурах как Коммунисти-
ческой партии Чехословакии, так и государственной власти. В центре внима-
ния автора – два произведения, посвященные исследованию этого периода
и появившиеся на двух разных этапах социалистической диктатуры: историче-
ская монография Зденки Голотиковой, увидевшая свет в 1953 г., а также сло-
вацкий исторический кинофильм «Зрелая молодость» (1983 г.). В период меж-
ду появлением этих двух произведений изменилось состояние исторического
познания. В 1960-е годы из историографии исчезли многие интерпретацион-
ные догматические схемы, включая и образ молодого Готвальд, утратившего
прометеевский пафос. Однако последовавший затем период нормализации по-
вернул вспять этот процесс, что не могло не отразиться и на фигуре Готвальда,
который снова был превращен в стабилизирующий элемент режима. В резуль-
тате каноническое изображение молодого Готвальда в двух указанных произ-
ведениях, как и в других работах, не претерпело существенных изменений. Образ
изменился, скорее, в деталях, но они являлись в основном свидетельскими.
Исследование показывает, как изменения политической ситуации в Чехослова-
кии и Советском Союзе оказывали влияние на появление или изъятие из истори-
ческого контекста той или иной фигуры. Наличие или отсутствие исторических
фигур – соратников Готвальда в период формирования коммунистического
движения в Словакии в 1920-е гг. – в официальной памяти режима являлось
в меньшей степени отражением исторической реальности, а в большей – следст-
вием отлучения и реабилитации в рамках коммунистического движения.
            [text_ru] => 
            [name_en] => CHANGES IN THE IMAGE OF THE YOUNG KLEMENT GOTTWALD AFTER 1948
            [annotation_en] => The article is devoted to the analysis of the image of Klement Gottwald during his
activity in Slovakia, which was formed during the years of socialist dictatorship
in Czechoslovakia (1948–1989). This part of Gottwald's life, representing a short
and specific period at the very beginning of his political career, preceded his career
growth in the structures of both the Communist Party of Czechoslovakia and the
state power. The author focuses on two works devoted to the study of this period and
appeared at two different stages of the socialist dictatorship: the historical monograph of
Zdenka Holotíková, which was published in 1953, and the Slovak historical film
“Mature Youth” (1983). In the period between the appearance of these two products,
the state of historical knowledge has changed. In the 1960s, many interpretative
dogmatic schemes disappeared from historiography, including the image of the young
Gottwald, who lost his Promethean pathos. However, the subsequent normalization
period reversed this process, which could not but be reflected in the figure of Gottwald,
which again was turned into a stabilizing element of the regime. As a result, the
canonical image of the young Gottwald in the two works mentioned, as in other
works, did not undergo significant changes. The image has changed, more likely,
in details, but they were mainly witnesses. The study shows how the changes in the
political situation in Czechoslovakia and the Soviet Union influenced the appearance
or removal from the historical context of a particular figure. The presence or absence
of historical figures – Gotwald's associates in the period of the formation of
the communist movement in Slovakia in the 1920s. – in the official memory of the
regime was to a lesser extent a reflection of historical reality, and more – a consequence
of excommunication and rehabilitation within the communist movement.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 10
            [filepdf_ru] => 174_ru.pdf
            [filepdf_en] => 174_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Юрай Бенко
                            [author_en] => Juraj Benko
                        )

                )

        )

    [10] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 175
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => СЛОВАЦКИЕ КОНТАКТЫ РОМАНА ЯКОБСОНА
            [annotation_ru] => Рассматривается деятельность известного русского и американского филолога
и историка литературы Р. О. Якобсона (1896–1982) во время его пребывания
в Чехословакии. В центре внимания автора статьи история развития академи-
ческих и личных связей ученого со словацкими лингвистами и литераторами
на протяжении почти пятидесяти лет, а также возможность его влияния
на словацкое академическое сообщество. Автором на основе архивных мате-
риалов и опубликованных документов представлен круг интересов и зна-
комств филолога в период его пребывания в Праге, Брно и Братиславе, начи-
ная с его первого посещения в 1920 году и до последнего – в 1968 году.
Статья содержит оценку деятельности Якобсона в период эмиграции в США,
когда он тесно сотрудничал с чехословацким правительством в эмиграции
и способствовал созданию кафедры богемистики им. Масарика в Колумбий-
ском университете. На основе уникальных архивных материалов, в частности
агентурных сообщений полицейской слежки за ученым, в статье показаны
обстоятельства официальных визитов Якобсона на заседания славистов в Праге
и Братиславе. Представлен круг словацких ученых, с которыми Якобсон
поддерживал контакты, сделана попытка проанализировать возможное влия-
ние известного лингвиста на словацких студентов. Подробно проанализиро-
ваны все обстоятельства нечастых визитов Якобсона в Словакию, от которых
зависела возможность и интенсивность его контактов со словацкими полити-
ческими деятелями и представителями академического сообщества славистов.
Особое внимание в статье уделено оценке в Словакии деятельности «опаль-
ного» ученого в конце 1950-х годов, когда наступило некоторое потепление
во времена хрущевской оттепели, и в 1960-е годы. Восстановлены подробно-
сти его краткого пребывания в Братиславе в августе 1968 года, когда он посе-
тил целый ряд научных учреждений и получил Золотую медаль Словацкой
академии наук.
            [text_ru] => 
            [name_en] => SLOVAK CONTACTS OF ROMAN JAKOBSON
            [annotation_en] => The study explores the complex history of the relations of the academic environment
in Czechoslovakia with the famous Russian and American philologist and historian
of literature R. O. Jakobson (1896–1982). The author concentrates on Jakobson’s
academic and cultural relations in this country, tracing especially his ties to the Slovak
academic and cultural community, which lasted for more than half of the 20th century.
Based on an extensive analysis of archival documents as well as a wide range of
published memoirs, the text presents the spectrum of his interests and circle of his
acquaintances, developed during his stays in Prague, Brno and Bratislava, beginning with
his first visit in 1920 to the last one in 1968. The article assesses Jacobsonʼs activities
during the period of his emigration in the United States, where he cooperated with
the Czechoslovak government in exile and contributed to the creation of the Masaryk
chair of Czech studies at Columbia University. Unique archival materials, especially
reports of continuous secret police surveillance of Jakobsonʼs participation
and interaction at meetings of Slavists in Prague and Bratislava, help to shed light
on contemporary routines of official academic visits. The study follows a circle of
Slovak scientists with whom Jakobson maintained contacts and examines possible
influence of a well-known linguist on Slovak students. The author analyses, in detail,
political circumstances of Jacobson’s infrequent post-war visits to Slovakia.
These circumstances crucially influenced the possibility and intensity of his contacts
with the Slovak academic community. Particular attention is paid to the attempts
of local academic community during the Khrushchev thaw in the late 1950s and
in the 1960s to rehabilitate Jakobson, who had been repeatedly politically attacked
as a “disgraced” scientist. The study offers details of his brief stay in Bratislava
in August 1968, when he visited a number of scientific institutions and received
the Gold Medal of the Slovak Academy of Sciences.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 11
            [filepdf_ru] => 175_ru.pdf
            [filepdf_en] => 175_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Марина Завацка
                            [author_en] => Marína Zavacká
                        )

                )

        )

    [11] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 176
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => МОДИФИКАЦИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИДЕИ. К 95-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АЛЕКСАНДРА ДУБЧЕКА
            [annotation_ru] => В статье рассматриваются некоторые вехи активности чехословацкого госу-
дарственного деятеля Александра Дубчека в ракурсе его отношения к социали-
стической идее. В центре внимания автора статьи взгляды А. Дубчека к социали-
стической идее как в целом, так и в ее модифицированном виде «социализма
с человеческим лицом». Представлены наиболее важные моменты из биогра-
фии чехословацкого президента, которые оказали влияние на формирование
его мировоззрения. А. Дубчек был последовательный приверженец идеи соци-
ализма во втором поколении, его родители в свое время отыскивали корни со-
циализма и в США и в СССР. Хронологически анализ социалистической идеи
Дубчека ограничивается периодом до и после «нежной»/«бархатной» револю-
ции 1989 года, так как в литературе эта тема не получила должного внимания.
Встав во главе возрождавшейся социал-демократии в Чехословакии после но-
ябрьских событий 1989 года, Дубчек принял активное участие в возрождении
социал-демократического движения в Словакии. Словацкие социал-демократы
считали экономическую реформу неизбежной, однако некоторые радикальные
шаги по ее реализации обусловливали принятием мер социальной политики.
Некоторые идеи этой программы нашли отражение в одном из документов
Архива Горбачев – Фонда. В статье впервые вводится в научный оборот и про-
анализирован фрагмент документа из этого архива – стенограмма официальной
встречи А. Дубчека с М. Горбачевым, которая состоялась 21 мая 1990 года
в Москве. Сделан вывод, что Дубчек по-своему спасал и спас идею социализма
в условиях, когда эта идея в европейских странах отдвигалась на второй план,
и это важнейший итог его жизни и судьбы. Статья написана к 95-летнему
юбилею, и по мнению ее автора, есть все основания предполагать, что в пол-
ной мере масштабы личности А. Дубчека и результаты его деятельности, бу-
дут выявлены к 2021 году, к 100-летнему его юбилею.
            [text_ru] => 
            [name_en] => MODIFICATION OF THE SOCIALIST IDEA. ON THE 95TH ANNIVERSARY OF THE BIRTH OF ALEXANDER DUBČEK
            [annotation_en] => The article examines some milestones of the activity of the Czechoslovak statesman
Alexander Dubcek in the foreshortening of his attitude to the socialist idea.
The author focuses on Dubcek's views on the socialist idea both in general and in its
modified form of “socialism with a human face.” The most important moments from
the biography of the Czechoslovak president, which influenced the formation of his
worldview, are presented. A. Dubcek was a consistent supporter of the idea of socialism
in the second generation, his parents at one time found the roots of socialism
in the US and the USSR. Chronologically, the analysis of the socialist idea of Dubcek
is limited to the period before and after the “tender” / “velvet” revolution of
1989, as in the literature this topic was not given proper attention. Having assumed the
leadership of the revived Social Democracy in Czechoslovakia after the November
1989 events, Dubcek took an active part in the revival of the Social Democratic
movement in Slovakia. The Slovak Social Democrats considered economic reform
unavoidable, however, some radical steps towards its implementation stipulated the adoption of measures of social policy. Some ideas of this program are reflected
in one of the documents of the Gorbachev Foundation-Fund. The article introduces
into the scientific circulation for the first time and analyzes a fragment of the document
from this archive-a shorthand record of the official meeting of A. Dubcek with
M. Gorbachev, which took place on May 21, 1990 in Moscow. It is concluded that
Dubcek in his own way saved and saved the idea of socialism in conditions when
this idea in European countries was relegated to the background, and this is the most
important result of his life and destiny. The article is written for the 95th anniversary,
and in the opinion of its author, there is every reason to assume that the full
scope of A. Dubcek's personality and the results of his activities will be revealed by
the year 2021, by his 100th anniversary.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 12
            [filepdf_ru] => 176_ru.pdf
            [filepdf_en] => 176_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Элла Григорьевна Задорожнюк
                            [author_en] => Ella G. Zadorozhnyuk
                        )

                )

        )

    [12] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 177
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ЛИТЕРАТУРА КАК ЗЕРКАЛО ИСТОРИИ (ТЕМА 1968 ГОДА В СЛОВАЦКОЙ ПРОЗЕ)
            [annotation_ru] => Рассматривается отражение темы событий 1968 года в словацкой литературе
конца ХХ – начала XXI веков. Показана история появления этой темы года на
страницах словацкой художественной литературы: от самых ранних откликов,
относящиеся к 1968–1969 годам до произведений более позднего периода,
увидевшие свет лишь после 1989 года. Среди них и стихи, и публицистические
выступления писателей, появлявшиеся в словацкой и зарубежной печати,
в самиздате. В настоящее время тема 1968 года нашла широкое отражение
в разных жанрах словацкой литературы, в первую очередь это воспоминания
современников и участников событий, а также политические триллеры и пси-
хологические романы. В этих произведениях присутствуют эпизоды, мотивы,
сцены событий 1968 г., а также мемуары политических деятелей. В качестве
первоисточника достоверных сведений автором статьи анализируется книга
воспоминаний А. Дубчека «Надежда умирает последней». Показана модифи-
кация названной темы в романах современных словацких прозаиков. Среди
наиболее приближенных к документальным источникам произведений, по
мнению автора статьи, являются книги Й. Банаша «Зона энтузиазма» (2008)
и «Остановите Дубчека!» (2009), написанные в жанре политического триллера
и беллетризованной биографии. Эти произведения затрагивают проблему ис-
торической памяти, забвения или почитания национальных героев как показа-
теля нравственной зрелости и общества, и конкретного человека. Подробно
анализируются объемные, многостраничные романы П. Ранкова и В. Климаче-
ка, а также семейная сага П. Криштуфека «Дом глухого» (2012). Исследование,
проведенное автором статьи, наглядно демонстрирует, как в словацкой лите-
ратуре сохранились переживания современников событий 1968 года, насколь-
ко правдиво в ней были запечатлены, несмотря на художественную образ-
ность, достоверные картины той эпохи, а также то, как расставлялись акценты
в отражении темы в зависимости от реалий современности.
            [text_ru] => 
            [name_en] => LITERATURE AS A MIRROR OF HISTORY (THE THEME OF 1968 IN SLOVAK PROSE)
            [annotation_en] => The reflection of the events of 1968 in the Slovak literature of the late XX-early
XXI centuries is considered. The article shows the history of the appearance of this
theme of the year on the pages of Slovak fiction: from the earliest responses relating
to 1968–1969 years to the works of a later period, which were published only after 1989. Among them poems and publicistic speeches of writers are, which appeared in the Slovak
and foreign press, in samizdat. At present, the 1968 theme is widely reflected in different
genres of Slovak literature, first of all it is the memoirs of contemporaries and participants
of events, as well as political thrillers and psychological novels. In these
works there are episodes, motives, scenes of events of 1968, as well as memoirs of
politicians. As a primary source of reliable information, the author of the article
analyses the memoirs of A. Dubcek, "Hope dies last". The modification of the
named theme in the novels of modern Slovak prose writers is shown. Among the
closest to the documentary sources of works, according to the author of the article,
books J. Banasa “Area of passion” (2008) and “Stop dubček!” (2009) are, written in
genre of political thriller and fictionalized biography. These works touch on the
problem of historical memory, oblivion or veneration of national heroes as an indicator
of moral maturity and society, and a particular person. Analyzed voluminous,
multi-page novels P. Rakova, V. Climatica and family Saga P. Kristufek “House of
the deaf man” are (2012). The research carried out by the author of the article
demonstrates how the Slovak literature preserved the experiences of contemporaries
of the events of 1968, how truthfully it was depicted in spite of the artistic imagery
authentic paintings of that era, as well as how the emphasis was placed in the reflection
of the topic, depending on the realities of our time.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 13
            [filepdf_ru] => 177_ru.pdf
            [filepdf_en] => 177_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Людмила Федоровна Широкова
                            [author_en] => Liudmila F. Shirokova
                        )

                )

        )

    [13] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 178
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => О ВСТУПЛЕНИИ СЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ (1939–1945) В ВОЙНУ ПРОТИВ СССР ЧЕРЕЗ ТРИ ЧЕТВЕРТИ СТОЛЕТИЯ
            [annotation_ru] => В статье на основе архивных и опубликованных документов анализируется
участие Словакии в войне против СССР в 1941–1945 годы. Рассмотрены истори-
ческие условия и обстоятельства объявления Словацкой республикой войны США
и Великобритании. Показана активная роль словацкого правительства в присо-
единении словацкой армии к нападению Германии на СССР. Критикуются сло-
вацкие авторы, публикующие недостоверные факты, приукрашивающие роль
и значение словацкой армии, пытающиеся бездоказательно «переписать»
историю. В частности, критике подвергнута работа Т. Клуберта (2016),
в которой искажены исторические обстоятельства вступления Словакии в вой-
ну, и роль словацкого правительства в принятии этого решения. Подробно
рассмотрены обстоятельства разрыва дипломатических отношений Словацкой
республики с СССР, а также начала боевых действий против СССР на стороне
Германии. Критике подвергнуты оценки словацкого историка П. Мечианика,
которые он в духе официальной пропаганды периода начала войны без какого-
либо критического отношения к ней, объясняет причины объявления войны
СССР, в частности говоря о борьбе христианского мира с большевизмом
и противодействии советской агрессии на словацких землях. В статье крити-
куются взгляды части «молодых» словацких историков за их объяснение
причин вступления Словакии в войну против Советского Союза. В частно-
сти, подвергнуто сомнению встречающееся в современной историографии
(М. Лацко) утверждение о необходимости превентивных военных акций, ко-
торые могли бы отвратить угрозу «завоевания Словакии большевистским
Советским Союзом». М. Лацко известен работами, в которых он выступает как за-
щитник президента Йозефа Тисы и словацкого государства 1939–1945 гг.,
а также выражает свое негативное отношение к Словацкому национальному
восстанию и освободительной миссии Красной армии. Автор статьи подкрепля-
ет все свои оценки ссылками на исторические источники, в том числе на малодо-
ступные архивные материалы.
            [text_ru] => 
            [name_en] => ON THE ACCESSION OF THE SLOVAK REPUBLIC (1939–1945) IN THE WAR AGAINST THE SOVIET UNION THROUGH THREE QUARTERS OF A CENTURY
            [annotation_en] => The article based on archival and published documents, examines the participation
of Slovakia in the war against the Soviet Union in 1941–1945. The historical conditions
and circumstances of the announcement of the Slovak Republic of the war the
US and the UK are reviewed. The active role of the Slovak government in joining
the Slovak army to the German attack on the USSR is shown. We criticize Slovak
authors, who publish false facts, embellish the role and significance of the Slovak
army, trying to “rewrite” history without evidence. In particular, the work of T. Kubert
(2016), which distorted the historical circumstances of Slovakia's entry into the
war, and the role of the Slovak government in making this decision, was criticized.
The circumstances of the breakup of diplomatic relations between the Slovak
Republic and the USSR, as well as the beginning of hostilities against the USSR on
the side of Germany are considered in detail. Criticized the evaluation of the Slovak
historian P. Mechanica is that he in the spirit of the official propaganda of the period
beginning of the war without any critical relation to it explains the reasons for the
Declaration of war with the Soviet Union, in particular speaking about the Christian
world's struggle against Bolshevism and countering Soviet aggression in the Slovak
lands. The article also criticizes the views of some “young” Slovak historians for
their explanation of the reasons for Slovakia's joining the war against the Soviet
Union. In particular, an occurring in modern historiography (M. Latsko) statement
of the need for preventive military action is doubted, which could avert the threat of
“Bolshevik conquest of Slovakia by the Soviet Union.” M. Lacko is known for
works in which he appears as a defender of President Joseph Tisa and the Slovak
state 1939–1945, and also expresses his negative attitude to the Slovak national
uprising and the liberation mission of the red army. The author of the article
supports all his assessments with references to historical sources, including
low-availability archival materials.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 14
            [filepdf_ru] => 178_ru.pdf
            [filepdf_en] => 178_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Йозеф Быстрицки
                            [author_en] => Josef Bystriczki
                        )

                )

        )

    [14] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 179
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ОБМЕНЫ НАСЕЛЕНИЕМ СССР С ПОЛЬШЕЙ И ЧЕХОСЛОВАКИЕЙ В 1944–1947 ГГ.: АНАЛОГИИ И РАЗЛИЧИЯ ЭРЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ
            [annotation_ru] => Миграционные процессы в Центральной Европы в первые годы после окончания
Второй мировой войны – обмены и переселения населения, иногда называемые
«великим политическим переселением народов» – были не только следствием
войны, наследием ялтинско-постдамской системы и политики Великих держав,
о и стремлением создать этнически однородные государства, без националь-
ных меньшинств. На пространстве Центрально-Восточной Европы во время
Второй мировой войны, точнее в период ее завершение, на передний план вы-
шел вопрос Польши, которая претерпела существенные территориальные из-
менения, в связи чем обмен населением между Польшей и СССР (на основании
серии соглашений 1944–1945 гг.) был наиболее актуальным, хотя непосредст-
венная его реализация произошла уже после окончания войны. Вслед за Польшей
и Чехословацкая республика заключила в 1945–1946 гг. соглашения с Советским
Союзом об взаимнoм обмене населением, причем в форме так называемых до-
говоров об оптации. Их целью было переселение чехов и словаков из СССР
в Чехословакию в обмен на россиян, украинцев, белорусов (эмигрантов), живу-
щих в ЧСР, или русинов из Восточной Словакии. Фактически, весь процесс опта-
ции cоветского гражданствa и переселения в СССР, реализованнoe в 1947 году,
переросли в переселение почти 12,4 тысяч русинов из Словакии. Между данными
процессами в контексте решения национального вопроса в двух странах (в том
числе под влиянием изменяющейся геополитической ситуации в регионе Централь-
но-Восточной Европы) видны как явные аналогии, так и бесспорные различия.
            [text_ru] => 
            [name_en] => EXCHANGE OF POPULATION OF THE USSR WITH POLAND AND CZECHOSLOVAKIA IN 1944–1947: ANALOGIES AND DIFFERENCES OF THE ERA OF POLITICAL MIGRATION OF PEOPLES
            [annotation_en] => Migration processes in Central Europe in the postwar period including resettlement
and relocation of the citizens sometimes called “great political relocation of nations” –
were the consequences of the war, the Yalta and Postupim system and the power
policy, but also an effort to create ethnically homogenous states – countries without
minorities. In Central and Eastern Europe, the question concerning Poland came into
the forefront during and increasingly towards the end of the World War II. The territorial
changes in Poland were very extensive and in this context, the issue of resettlement
of citizens from Poland to the Soviet Union and vice versa (based on the
Agreements from 1944 and 1945) was the most critical one though it was carried out
mainly in the postwar period. As in Poland, the so-called “option agreements” on the
resettlement were also concluded between Czechoslovakia and the Soviet Union
during 1945 and 1946. Obvious analogies and some differences in these processes
can be seen in the context of a new geopolitical situation in Central and Eastern
Europe and how the national question in both countries was solved.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 15
            [filepdf_ru] => 179_ru.pdf
            [filepdf_en] => 179_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Михал Шмигель 
                            [author_en] => Michal Chmigel
                        )

                )

        )

    [15] => Array
        (
            [id_section] => 4
            [id] => 180
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ВЫСТАВКА «ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ США» В КАЗАНИ 1972 Г. В АМЕРИКАНСКИХ ИСТОЧНИКАХ
            [annotation_ru] => Выставка «Исследования и разработки США» (Research and Development –
USA) стала одним из знаковых событий недолгой эпохи «разрядки» в советско-
американских отношениях. В Казани, столице Татарской АССР, выставка прохо-
дила в течение месяца, с 17 июля по 17 августа 1972 года. Это был третий пункт
пребывания передвижной экспозиции: в начале года эта выставка открылась
в Тбилиси, затем переехала в Москву (22 марта – 18 апреля) и Волгоград (17 мая –
17 июня), а после Казани была показана в Донецке (14 сентября – 15 октября)
и Ленинграде (4 ноября – 13 декабря).
Следует отметить, что выставочная деятельность была типичной формой куль-
турной дипломатии периода холодной войны. Первый обмен национальными
выставками между СССР и США состоялся в 1959 году – вскоре после подписа-
ния советско-американского соглашения о культурных обменах («соглашение
Лэйси-Зарубина» 1958 г.): советская выставка была открыта в Нью-Йорке, а аме-
риканцы провели свою национальную выставку в московском парке Сокольники.
Всего до момента распада СССР Информационное агентство США (USIA) – глав-
ный правительственный институт, ответственный за реализацию программ пуб-
личной и культурной дипломатии – провело в Советском Союзе 19 тематических
выставок в 25 городах. Советским посетителям демонстрировалась индустриальная
мощь Америки, передовые научные достижения и технические новинки, в том числе
бытового назначения, а также культурные явления и произведения искусства.
            [text_ru] => 
            [name_en] => EXHIBITION “RESEARCH AND DEVELOPMENT OF USA” IN KAZAN, 1972, IN AMERICAN SOURCES
            [annotation_en] => The exhibition "US Research and Development" (Research and Development - USA) was one of the landmark events of the short period of "detente" in Soviet-American relations. In Kazan, the capital of the Tatar ASSR, the exhibition was held for a month, from July 17 to August 17, 1972. This was the third point of the mobile exhibition: at the beginning of the year this exhibition opened in Tbilisi, then moved to Moscow (March 22 - April 18) and Volgograd (May 17 - June 17), and after Kazan was shown in Donetsk (September 14 - 15 October) and Leningrad (November 4 - December 13). It should be noted that the exhibition activity was a typical form of cultural diplomacy during the Cold War. The first exchange of national exhibitions between the USSR and the USA took place in 1959 - shortly after the signing of the Soviet-American agreement on cultural exchanges (the "Lacey-Zarubin agreement" of 1958): the Soviet exhibition was opened in New York, and the Americans held their national exhibition in Moscow's Sokolniki Park. Until the collapse of the USSR the US Information Agency (USIA), the main government institution responsible for the implementation of public and cultural diplomacy programs, conducted 19 thematic exhibitions in 25 cities in the Soviet Union. Soviet visitors were shown the industrial power of America, advanced scientific achievements and technical innovations, including domestic purposes, as well as cultural phenomena and works of art.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 16
            [filepdf_ru] => 180_ru.pdf
            [filepdf_en] => 180_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Алексей Евгеньевич Фоминых
                            [author_en] => Aleksei E. Fominykh
                        )

                )

        )

    [16] => Array
        (
            [id_section] => 4
            [id] => 181
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => ГРАЖДАНЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА В СЛОВАЦКОМ ДВИЖЕНИИ СОПРОТИВЛЕНИЯ
            [annotation_ru] => Словацкое партизанское движение формировалось и развивалось именно в пери-
од с 1942 г. до начала Словацкого национального восстания 1944 года. Первые во-
оруженные группы партизан на территории Словакии начали возникать в 1942 году.
В них входили прежде всего подпольщики, дезертиры из рядов словацкой армии,
преследовавшиеся по политическим и расовым мотивам. Но особенно много бы-
ло советских военнопленых, бежавших из немецких концентрационных лагерей
и лагерей в Польше, Чехии, Австрии и Германии, а также советских людей, отправ-
ленных на принудительные работы. Первые беженцы появились в Словакии уже
в 1942 году. Сотнями они пересекали Словакию в восточном направлении, чтобы
присоединиться к своей армии. Беженцы укрывались в словацких горах и деревнях.
Их поддерживало местное население и движение Сопротивления. После озна-
комления с обстановкой они оставались в Центральной и Восточной Словакии
для вооруженной борьбы с фашизмом.
Уже весной 1942 года беженцы начали создавать лесные лагеря в Северо-За-
падной и Центральной Словакии с помощью различных частей движения Сопро-
тивления и подпольных революционных народных комитетов. Уже к лету 1944 го-
да советские беженцы, сосредоточившиеся в лесных лагерях, имели в своем
распоряжении благодаря бойцам движения Сопротивления достаточное количество
оружия и боеприпасов. В первых партизанских группах основную часть состав-
ляли офицеры и солдаты Советской Армии (50–60 % их состава).
Первоначально население Словакии встречало их вдоль моравско-словацкого
и польско-словацкого пограничья. Самое большое количество баз и лесных лаге-
рей было создано в Центральной Словакии. До начала Словацкого национального
восстания в этом регионе в различных партизанских соединениях было сосредо-
точено свыше тысячи советских беженцев. Подпольный Революционный народный
комитет и силы Сопротивления взяли на себя задачу по их снабжению и воору-
жению. О том, как их встречали словацкие жители, рассказывает один из бежен-
цев: «После годов и месяцев страданий, голода, болезней, мороза, изнурительной
работы, после бесконечных дней и ночей побега, преследуемые чужой речью,
треском выстрелов, лаем собак, босые, ободранные, изголодавшиеся, мы очутились в сказочной стране, жители которой говорили на близком нам языке. Словаки
предоставили нам все: продукты, одежду, лекарства и деньги, но в первую очередь
возможность воевать с оружием в руках против нашего врага. Мы знали, что хоть
и погибнем в этом бою, мы погибнем за свободу братского народа и будем ле-
жать в прекрасной словацкой стране».
            [text_ru] => 
            [name_en] => CITIZENS OF THE SOVIET UNION IN THE SLOVAK RESISTANCE MOVEMENT
            [annotation_en] => The most numerous and, certainly, the most considerable part of the foreign citizens
participating in the Slovak national revolt was made by representatives of various
nationalities of the Soviet Union, including Russians, Ukrainians, Belarusians,
Georgians, Armenians, Tatars, Azerbaijanians, Kazakhs, etс. All authors investigating
participation of foreigners in the Slovak resistance movement meet in his quantitative
assessment ‒ 30 thousand persons. Participation of the Soviet people in the Slovak
national revolt has been closely connected with political, military, financial and
other aid of the USSR to the Slovak resistance movement in the years of World War
II. Participation of citizens of the USSR was especially brightly shown at the organization
of activity of the Slovak guerrilla movement in 1942–1945.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 17
            [filepdf_ru] => 181_ru.pdf
            [filepdf_en] => 181_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Станислав Мичев
                            [author_en] => Stanislav Michev
                        )

                )

        )

    [17] => Array
        (
            [id_section] => 11
            [id] => 182
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => МЕЖДУНАРОДНАЯ ЛЕТНЯЯ ШКОЛА «1917 ГОД: НОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ И НОВЫЕ ПОДХОДЫ» ДЛЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ-ИСТОРИКОВ СТРАН СНГ, БАЛТИИ И ЕВРОПЫ
            [annotation_ru] => С 5 по 10 июня 1917 года в Санкт-Петербурге состоялась Международная летняя
школа молодых ученых-историков стран СНГ, Балтии и Европы «1917 год: новые
взгляды и новые подходы». В качестве ее главных организаторов выступили Ин-
ститут всеобщей истории РАН, Санкт-Петербургский государственный универ-
ситет и Международная ассоциация институтов истории стран СНГ. Проведение
мероприятия стало возможным благодаря финансовой поддержке Межгосударст-
венного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Рос-
сийского научного фонда.
            [text_ru] => 
            [name_en] => INTERNATIONAL SUMMER SCHOOL “1917: NEW VIEWS AND NEW APPROACHES” FOR YOUNG SCIENTISTS IN CIS, BALTIC AND EUROPE
            [annotation_en] => Citation for an article: Chikalova I. R. International Summer school “1917: new
views and new approaches” for young scientists in CIS, Baltic and Europe. West –
East. 2017, no. 10, pp. 252253.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 18
            [filepdf_ru] => 182_ru.pdf
            [filepdf_en] => 182_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => НАУЧНАЯ ХРОНИКА
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Ирина Ромуальдовна Чикалова
                            [author_en] => Irina R. Chikalova
                        )

                )

        )

    [18] => Array
        (
            [id_section] => 11
            [id] => 183
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => НОВОЕ РОССИЙСКО-СЕРБСКОЕ ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ БАЛКАН
            [annotation_ru] => Будучи одним из самых интересных локусов взаимодействия Запада и Восто-
ка, Балканский регион не так уж и часто исследуется в длительной исторической
перспективе. Антиковеды и византинисты, слависты и тюркологи (перечень от-
крыт) регулярно обращаются к различным стратам культурного наследия Балкан,
не слишком задумываясь о пересечении исследовательских вопросников и под-
час не фокусируя внимание на принципиальной проблеме соотнесенности тех
многочисленных «имажинальных географий», сплетение которых некогда и поз-
волило заговорить о причудливом «балканском мире», понятом в качестве то ли
«истинной и утраченной», то ли «несостоявшейся» Европы, и уж, во всяком слу-
чае, – Европы иной. Должна ли эта иная Европа восприниматься как поле сугубо
антикварных штудий либо может выступать актуальным ориентиром в процессах
(кросс)культурного диалога и созидания – предмет нескончаемых дискуссий
и для профессионального сообщества, и для публичных интеллектуалов, не гово-
ря уже о политиках или журналистах.
            [text_ru] => 
            [name_en] => NEW RUSSIAN-SERBIAN YEARBOOK OF BALKAN HISTORY AND CULTURE
            [annotation_en] => Citation for an article: Abramova I. Yu., Obidina Yu. S. New Russian-Serbian
Yearbook of Balkan history and culture. West – East. 2017, no. 10, pp. 254257.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 19
            [filepdf_ru] => 183_ru.pdf
            [filepdf_en] => 183_en.pdf
            [download] => 
            [section_ru] => НАУЧНАЯ ХРОНИКА
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Ирина Юрьевна Абрамова
                            [author_en] => Irina Yu. Abramova
                        )

                    [1] => Array
                        (
                            [author_ru] =>  Юлия Сергеевна Обидина
                            [author_en] => Julija S. Obidina
                        )

                )

        )

    [19] => Array
        (
            [id_section] => 6
            [id] => 184
            [id_journal] => 9
            [name_ru] => РУССКИЕ И СЛОВАКИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
            [annotation_ru] => Десятый, юбилейный, выпуск нашего ежегодника традиционно тематический.
Главной темой журнала является история становления и развития русско-
словацких взаимосвязей с XVIII века до современности.
Значительная часть публикуемых в издании научных статей подготовлена
на основе докладов членов комиссии историков России и Словакии, которые бы-
ли апробированы на международной конференции «Русские и словаки в истори-
ческой ретроспективе: культура, политика и историческая память» (Йошкар-Ола,
октября 2016 года) [1]. Эта конференция продолжила серию научных мероприя-
тий, проводимых с 2005 года одновременно с заседаниями Комиссии историков
России и Словакии [2]. Организаторами конференции в 2016 году стали Инсти-
тут славяноведения Российской академии наук, Марийский государственный
университет и Российское общество интеллектуальной истории. То, что научной
площадкой для очередной встречи историков России и Словакии и проведения
международного научного форума стала Йошкар-Ола и Марийский государ-
ственный университет, неслучайно. В нашем университете на кафедре всеобщей
истории долгие годы развивалось научное направление по изучению истории
славянских народов и русско-славянских контактов; в течение многих лет прово-
дились совместные с Институтом славяноведения РАН и Институтом истории
Словацкой академии наук (САН) научные исследования по истории Словакии
и русско-словацких контактов [5]. Материалы второго заседания Комиссии исто-
риков России и Словакии и конференции «Русские глазами словаков, словаки
глазами русских: стереотипы восприятия в реалиях XIX века» были подготовле-
ны к печати совместно с Институтом славяноведения РАН и опубликованы
в 2007 году в Йошкар-Оле [4].
            [text_ru] => 
            [name_en] => RUSSIANS AND SLOVAKS IN HISTORICAL RETROSPECT
            [annotation_en] => Citation for an article: Rokina G. V. Russians and Slovaks in historical retrospect.
West – East. 2017, no. 10, pp. 912.
            [text_en] => 
            [udk] => 
            [order] => 20
            [filepdf_ru] => 184_ru.pdf
            [filepdf_en] => 184_en.pdf
            [download] => annot5acb5fa6106ea.pdf
            [section_ru] => СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
            [section_en] => 
            [authors] => Array
                (
                    [0] => Array
                        (
                            [author_ru] => Галина Викторовна Рокина 
                            [author_en] => Galina V. Rokina
                        )

                )

        )

)
ИЗ ИСТОРИИ СЛОВАЦКО-РОССИЙСКИХ СВЯЗЕЙ В XVIII ВЕКЕ
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Мирослав Даниш ;
Словацко-российские культурно-просветительские и научные контакты в XVIII в. были весьма разнообразны. Их развитие зависело, как правило, от конкретных политических, общественно-социальных или территориальных условий. Научная корреспонденция, обмен взглядами и научные связи в разных отраслях гума- нитарных и естественных наук осуществлялись по инициативе ученых и сыгра- ли важную роль в развитии просветительства и культуры в странах Централь- ной и Восточной Европы. Австрийская монархия существенно пострадала в результате контрреформации, а условия для развития науки, в том числе – зарубежных научных контактов, были неблагоприятными. Если они и суще- ствовали, то были ограничены по преимуществу католическими областями Европы. В Словакии, в отличие от остальных земель Габсбургской монархии, сложились наиболее благоприятные условия для распространения просвети- тельства и науки, отчасти и потому, что венское правительство до опреде- ленного предела терпимо относилось к некатолической среде в Венгрии. Ситуация изменилась во второй половине XVIII века, когда Просвещение достигло своего зенита. Эпоха Терезианского просвещения начала решать задачу установления более широких связей с зарубежными научными центра- ми. Постепенно открывались границы для взаимной информации и обмена научными воззрениями. Переписка петербургских академиков (Т. С. Байер, Х. Гольдбах и И. Г. Гмелин) со словацкими учеными является ценным материа- лом для изучения отношений между российской и словацкой наукой. Она показы- вает, что у истоков этих связей уже в первой половине XVIII в. стояли словацкие ученые Матей Бел и Самуэль Миковини. Матей Бел, великий ученый и сто- ронник религиозной терпимости, а также Самуэль Миковини вышли за рамки тогдашней науки и встали на совершенно нетрадиционный путь. Продолжате- лем и преемником Матея Бела стал сотрудник придворной венской библиоте- ки, а затем ее директор Адам Франтишек Коллар. Особое место в развитии российско-словацких научных и культурных связей занимало распростране- нию русских книг в Словакии. В ХVIII веке значительный размах приобрела доставка книг со славянского Востока в Словакию через территорию Закар- патья. Важной страницей в истории российско-словацких связей в ХVIII в. являются культурно-просветительные контакты в области образования. В этот период значительное место в их развитии принадлежит Киево-Моги- лянской академии, влияние которой распространялось далеко за пределы России и Украины. Особое место в совместных отношениях занимали контак- ты в области медицины. Словацко-русские научные контакты, однако, были в значительной мере спорадическими и не имели систематического характера.
ПАМЯТЬ О СОБЫТИЯХ В КОНТЕКСТАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ, ПЕРЕКРЕСТНОЙ И ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Лорина Петровна Репина ;
В статье рассматриваются некоторые аспекты последствий так называемого «ме- мориального поворота» в современном гуманитарном знании. Подробно пред- ставлены взгляды на такую аналитическую категорию как событие. Историческая наука пережила «возвращение», или «возрождение события», еще в последней трети ХХ в., однако особый эпистемологический статус категория событие обрела именно с развертыванием мемориальной парадигмы в общем контексте обновления исторической науки на рубеже ХХ и XXI веков. В последние годы все более заметно создание различных интерпретаций истории в угоду опреде- ленным политическим взглядам. Именно поэтому все больше места в современ- ных исследованиях занимает так называемая «историческая политика», или поли- тика прошлого. Одновременно происходит пространственный поворот, самым ярким проявлением которого, отразившим происходившие в мире и науке пе- ремены, стало формирование междисциплинарного исследовательского поля гло- бальной или новой мировой истории (global history, new world history). Учены- ми разрабатываются модели транснациональной и глобальной истории, пополняется корпус исследований, преодолевающих ограниченные горизонты историй отдельных национальных государств. Такая история предстает сего- дня не только как совокупность фундаментальных эмпирических исследований, но и как уникальное по своему многообразию пространство идей и подходов, определяемых по-разному – как история транснациональная, перекрестная, свя- занная (transnational, histoire croisée, connected history; entangled, shared, integrated). Лидером данного научного направления в России является Институт всеобщей истории РАН, который сохранил в своем названии наименование «всеобщая история», сложившееся в российской историографической традиции XIX столетия в широкой трактовке – как история всего человечества. Становление глобальной истории в ее современном варианте отражает развитие мыслительной традиции, в которой принцип целостности сочетается с учетом различий и многообразия. В последние годы заметно выросло число ученых, разрабатывающих модели транснациональной и глобальной истории, и, соответственно, пополнился корпус исследований, преодолевающих ограниченные горизонты историй отдельных национальных государств. «Связанная» и «перекрестная» истории, входящие в поле транснациональных исследований, противопоставили национальной и клас- сической универсальной истории историю взаимосвязанных процессов, объеди- няющих общества, культуры, цивилизации. В центре внимания связанной истории находятся сложные мультикультурные образования или различные формы между- народных сообществ, находящихся в более или менее тесных взаимоотношениях.
ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ГЛАЗАМИ РУССКОГО ЭМИГРАНТА. ПУБЛИЦИСТИКА Г. Н. ГАРИНА-МИХАЙЛОВСКОГО В ЕЖЕДНЕВНИКЕ «СЛОВАК» (1939–1945)
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Александр Валентинович Рандин;
В статье рассматривается отношение русской послереволюционной эмиграции ко Второй мировой войне и к Великой отечественной войне 1941–1945 гг. на примере анализа обширной публицистики Г. Н. Гарина-Михайловского, бывшего высокопоставленного российского дипломата и крупного юриста- международника в ежедневнике «Словак» – центральном печатном органе правящей в Словацком государстве (1939–1945 гг.) Глинковой словацкой народной партии. Автор подчеркивает, что, сотрудничая в главном органе по- литической пропаганды авторитарного Словацкого государства – сателлита нацистской Германии и являясь сотрудником словацкого МИД, Гарин-Михай- ловский не был свободен в выражении своих взглядов. Тем не менее в его ста- тьях отразилась глубокая дилемма, вставшая перед русскими эмигрантами в предвоенный и военный период: принципиальное неприятие советской вла- сти и искренний патриотизм, любовь к России. С этой точки зрения публици- стика Гарина-Михайловского хронологически распадается на две группы. В 1939–1941 годы он, подавив ненависть к «большевизму», весьма оптими- стично оценивает сближение Германии и СССР, естественных геополитиче- ских союзников и «жертв» Версальской системы, которое позволит его родине вновь вернуться в число великих держав. Нападение Германии на Советский Союз стало для него трагедией, что видно по характеру его публицистики во второй половине 1941–1944 годов Гарин-Михайловский, по всей видимо- сти, не считал для себя возможным воспевать победы «германского оружия» на восточном фронте в духе остальных материалов «Словака», поэтому он полностью переключается с российской проблематики на критику «старых ко- лониальных империй» (Англии и Франции) и анализ международно-полити- ческой и военно-стратегической ситуации в Средиземноморском, Тихооке- анском регионах и на Ближнем Востоке.
«ОРЕЛ» А. С. ХОМЯКОВА И СИМВОЛЫ СЛОВАЦКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ XIX ВЕКА
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Татьяна Ивантышинова;
В процессе формирования современных наций в Центральной Европе важную часть национальной идеологии составляли символы. При их создании наряду с историческими личностями и событиями важным источником вдохновения была природа и ее отражение в народной словесности (например, образы хищ- ных птиц с Татранских гор). Символ орла чаще всего воспринимался как славян- ский феномен. Особой популярностью у словаков в первой половине XIX в. пользовалось стихотворение славянофила А. С. Хомякова «Орел», в котором поэт обращался к полуночному орлу (России), чтобы тот не забывал о своих младших братьях. Впервые стихотворение было опубликовано словацким поэтом Яном Колларом, но в дальнейшем оно было изъято из текста. Однако призыв рус- ского поэта остался в памяти словаков и распространялся в списках. Тема «орла» рефреном отразилась в литературном приложении к Словацкой национальной газете (1845–1847), получившим название «Орел Татранский». На титульном ли- сте приложения была помещена цитата из «Орла» Хомякова, ставшая его девизом. Многочисленные исследователи, исходя из этого, делали вывод о том, что издание находилось под влиянием идей Хомякова. Однако анализ содержания литератур- ного приложения не подтверждает этой идейной близости. Символ татранского орла до сих пор воспринимается как национальный символ словаков. Важную роль в этом сыграл «Орел Татранский» Л. Штура, символизирующий формирова- ние национальной идентичности словаков. Славянофилы оставили яркий след в развитии словацкой культуры XIX в. не только в поэзии (Хомяков был наи- более часто переводившимся русским поэтом того времени), но и в философии, религиозном мышлении, истории. «Полуночный орел» Хомякова был символом, который, несомненно, способствовал возникновению и расширению «русофиль- ства» в словацком обществе. В конце XIX века преобладавшая ранее восточная ориентация культурной и политической элиты словацкого общества измени- лась. «Северный орел» утрачивает свою когда-то мобилизационную общест- венную роль и постепенно вытесняется из сознания словаков.
СЛОВАКИ В РОССИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙН (СОСТОЯНИЕ ИСТОРИОГРАФИИ И ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЙ)
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Елена Павловна Серапионова;
В статье анализируется состояние историографии вопроса, сравнивается изучение темы «Чехи в России» и «Словаки в России», делается вывод о том, что эмиграция словаков в Россию, в отличие, скажем, от эмиграции в США, к сожалению, не по- лучила как в словацкой, так и в российской историографии достойного отражения. Обозначены дискуссионные моменты в изучении данной темы. Рассмотрена предыстория вопроса, показаны истоки формирования словацкой колонии в России, отмечена важность периода Первой мировой войны для словацкой истории, ко- гда разрабатывались основные концепции обретения словаками независимости. Движение за обретение национальной независимости в силу специфических условий военного времени получило наибольшее развитие за границей, в том чис- ле в России, где шла борьба между представителями различных политических направлений и ориентаций. Идея совместного государственного объединения с че- хами нашла отражение в создании общих органов руководства чешскими и сло- вацкими обществами, формирования из Чешской дружины Чешско-словацкого корпуса. В статье отмечаются сложности с привлечением словаков в чехословац- кие добровольческие части для борьбы на стороне Антанты, рассматриваются причины этого явления. В статье обозначены и наиболее популярные сюжеты ука- занной тематики. В первую очередь, значительный интерес в последние годы стала вызывать тема военнопленных Первой мировой войны, условий их содержания. В российской историографии появилось несколько работ о военнопленных че- хах и словаках, в том числе написанных на документах и материалах местных ар- хивов. На основе новых архивных и опубликованных документов намечены пер- спективы дальнейших исследований: уточнение численности словаков в легионах, отношения между чехами и словаками в воинских формированиях, принципы построения легионов и принятия командного языка. Представляется интересным проследить выработку концепции «чехословакизма» и отношение к ней чешских и словацких политических и военных деятелей, а также восприятие чехами и слова- ками России, ее действительной роли в обретении этими народами независимости.
АЛЕКСАНДР КОТОМКИН (САВИНСКИЙ) И ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ НА ВОЛГЕ, УРАЛЕ И В СИБИРИ (1918–1920 ГГ.)
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Сергей Валентинович Стариков ;
В статье речь идет об Александре Котомкине (1885–1964), который при под- держке Великого Князя Константина Романова, поэта «К. Р.», стал известным поэтом, публиковал свои произведения в сборниках и литературных журналах начала ХХ века. Участник Первой мировой войны, Котомкин своим творчеством призывал объединиться против германской агрессии, был горячим сторонни- ком славянского единства. В 1917 году он опубликовал первую в русской лите- ратуре историческую драму «Ян Гус», посвященную 500-летию гибели чешского национального героя. Поэт приветствовал чешское национальное движение, по- сылал поэтические приветы «Братьям-чехам». Революция и гражданская война в России изменили судьбу Котомкина. Он оказался участником Гражданской вой- ны на Волге, Урале, в Сибири на стороне Белого движения, не принял больше- визм, оставался русским патриотом, выступал за сохранение традиционных ценностей России. Поэт приветствовал действия Чехословацкого корпуса на территории России, выступившего с оружием в руках против Советской вла- сти. Котомкин считал, что чехословаки вместе с русскими добровольцами уничтожат режим большевиков и добьются освобождения. Вместе с труппой Казанского театра Котомкин ставил свою пьесу «Ян Гус» в городах и на круп- ных станциях Сибирской железной дороги. Чехословаки приветствовали его. Делегация от президента Т. Масарика в 1919 г. пригласила Котомкина посе- тить Чехословакию. Однако по мере наступления Красной армии Чехосло- вацкий корпус устранялся от общей борьбы и, по мнению поэта, предал рус- ских патриотов. Котомкин стал свидетелем гибели Сибирской армии генерала Каппеля. Весной 1920 года он стал уполномоченным атамана Семенова по взаимоотношению с командованием Чехословацкого корпуса, пытался достичь компромисса между антибольшевистскими силами и чехословаками. В 1920 году после поражения Белого движения Котомкин эмигрировал в Че- хословакию и называл чехословацкий период (1921–1926 гг.) лучшим перио- дом своей эмигрантской жизни.
«В ЕДИНСТВЕ СИЛА!». ШТЕФАНИК И БОРЬБА ЗА ЕДИНСТВО ЧЕХОСЛОВАЦКОГО ДВИЖЕНИЯ СОПРОТИВЛЕНИЯ В РОССИИ В 1916–1917 ГОДЫ
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Михал Кшинян;
В статье рассматривается миссия Милана Растислава Штефаника в России в 1916–1917 гг., главной целью которой являлось получение разрешения от российского правительства осуществлять вербовку среди чешских и словацких военнопленных для формирующейся чехословацкой армии во Франции, а позже – для чехословацкой армии в России. В ее ходе Штефаник должен был сотрудничать с депутатом имперского парламента и заместителем председателя Чехословацкого Национального совета Йозефом Дюрихом. Вскоре, однако, они вступили в кон- фликт, поскольку Дюрих находился под влиянием русского правительства, что противоречило принципам Национального совета, который отстаивал собственную независимость. Наконец, именно Февральская революция в России в 1917 году явилась тем фактором, который склонил чашу весов в пользу Штефаника. Конеч- но, речь шла не просто о споре двух людей, но целых групп. В статье подробно описывается, как Штефаник использовал свой социальный капитал для дис- кредитации окружения Дюриха, что ему отчасти удавалось. В своей деятельности Штефаник мог опираться на помощь генерала Мориса Жанена, начальника фран- цузской военной миссии в России, а также на французских дипломатов, чешских и словацких сотрудников, а также российских военных представителей. Автор статьи на основе малодоступных архивных материалов реконструирует и анализи- рует действия сторонников и противников чехословацкого движения, которые использовались в политической борьбе для дискредитации противников.
ПАДЕНИЕ ЦАРИЗМА В РОССИИ НА СТРАНИЦАХ СЛОВАЦКОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ЗА ФЕВРАЛЬ – МАРТ 1917 ГОДА
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Любица Гарбульова ;
Окончание правления династии Романовых стало событием, получившим широ- кое международное освещение. До марта 1917 года сообщения из России появля- лись с большей или меньшей интенсивностью и периодичностью на страницах европейской печати. Не стала исключением Словакия и ее тогдашние перио- дические издания. Из анализа словацкой периодики рассматриваемого периода следует, что из множества словацких периодических изданий, выходивших в 1917 г., на российские революционные события реагировали следующие: «Slovenské noviny», «Slovenský týždenník», «Robotnícke noviny» и «Slovenské ľudové noviny». Если «Slovenský týždenník» и «Slovenské ľudové noviny» сообщали об этих событиях только общие сведения, то «Slovenské noviny» и «Robotnícke noviny» систематически уделяли внимание развитию ситуации в России. В течение всего марта 1917 г. данную проблематику освещали прежде всего «Slovenské noviny», где было больше всего материалов. Словацкие периодические издания информировали не только о напряженной ситуации в Петрограде и Москве, но и сообщали о постепенном формировании русской послеоктябрьской полити- ческой сцены. Оценивая словацкую печать февраля-марта 1917 г., можно кон- статировать, что в Словакии февральские события интерпретировались как пе- реломные, как революция, которая принесла России коренные изменения.
КОНЦЕПЦИЯ «КРИТИЧЕСКОГО СЛАВЯНСТВА» Т. Г. МАСАРИКА И ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖВОЕННОГО ПЕРИОДА
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Ольга Вячеславовна Павленко ;
В статье рассматривается изучение истории славян в Чехословакии в 1920–1930-е годы ХХ века. Этот период отмечен масштабными славянскими исследованиями, которые проводились в Русском свободном университете, получавшем субсидии от правительства Чехословацкой республики. Ключевой фигурой в историографии того периода является президент Т. Г. Масарик, ос- тавивший значительное интеллектуальное наследие. Его исследования посвяще- ны истории славянской идентичности в России и Европе, а также изучению русского консерватизма, который Т. Г. Масарик воспринимал сквозь призму либеральной критики и использовал ту же аргументацию. Значительное внима- ние Т. Г. Масарик уделял изучению коллективных идентичностей в Австро- Венгрии. По его мнению, национальное сознание наиболее успешно распрост- раняется там, где резче проявляются контрасты «Своего» и «Чужого». Тем не менее региональный сепаратизм уравновешивался историческим со- знанием «общей родины», закрепленным опытом нескольких столетий. Кон- цепция «критического славянства», разработанная Т. Г. Масариком, включала три основных компонента: обоснование последовательного перехода от обще- славянской к национальной идентичности у народов монархии Габсбургов; осмысление общности малых народов, проживавших на территории монархии Габсбургов; либеральную интерпретацию развития славянской идеи в России. Эта триада стала доминирующей в последующих исторических исследованиях чехословацких ученых в межвоенный период. В статье также рассматриваются подходы К. Крамаржа, А. Штефанека, З. Неедлы и В. Жачека, которые относи- лись к различным направлениям чехословацкой историографии: в своих трудах они или развивали идеи Масарика, или оппонировали ему. В статье делается вывод о том, что, несмотря на различие в подходах, концепции межвоенного времени так или иначе выстраивались вокруг тех проблем, которые были по- ставлены в трудах Т. Г. Масарика. Ученые пытались дать на них свои ответы в зависимости от профессионального опыта и личных убеждений. За рассуж- дениями об исторических судьбах славянской идеи прослеживались острые общественные дискуссии о молодой чехословацкой демократии, ее отношении к своему прошлому и к СССР.
ИЗМЕНЕНИЯ ИМИДЖА МОЛОДОГО КЛЕМЕНТА ГОТВАЛЬДА ПОСЛЕ 1948 ГОДА
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Юрай Бенко;
Статья посвящена анализу имиджа президента ЧССР Клемента Готвальда в период его деятельности в Словакии, входившей в состав социалистической Чехословакии (1948–1989). Эта часть жизни Готвальда, представлявшая непродолжительный и специфический период в самом начале политической карьеры, предшествовала его карьерному росту в структурах как Коммунисти- ческой партии Чехословакии, так и государственной власти. В центре внима- ния автора – два произведения, посвященные исследованию этого периода и появившиеся на двух разных этапах социалистической диктатуры: историче- ская монография Зденки Голотиковой, увидевшая свет в 1953 г., а также сло- вацкий исторический кинофильм «Зрелая молодость» (1983 г.). В период меж- ду появлением этих двух произведений изменилось состояние исторического познания. В 1960-е годы из историографии исчезли многие интерпретацион- ные догматические схемы, включая и образ молодого Готвальд, утратившего прометеевский пафос. Однако последовавший затем период нормализации по- вернул вспять этот процесс, что не могло не отразиться и на фигуре Готвальда, который снова был превращен в стабилизирующий элемент режима. В резуль- тате каноническое изображение молодого Готвальда в двух указанных произ- ведениях, как и в других работах, не претерпело существенных изменений. Образ изменился, скорее, в деталях, но они являлись в основном свидетельскими. Исследование показывает, как изменения политической ситуации в Чехослова- кии и Советском Союзе оказывали влияние на появление или изъятие из истори- ческого контекста той или иной фигуры. Наличие или отсутствие исторических фигур – соратников Готвальда в период формирования коммунистического движения в Словакии в 1920-е гг. – в официальной памяти режима являлось в меньшей степени отражением исторической реальности, а в большей – следст- вием отлучения и реабилитации в рамках коммунистического движения.
СЛОВАЦКИЕ КОНТАКТЫ РОМАНА ЯКОБСОНА
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Марина Завацка;
Рассматривается деятельность известного русского и американского филолога и историка литературы Р. О. Якобсона (1896–1982) во время его пребывания в Чехословакии. В центре внимания автора статьи история развития академи- ческих и личных связей ученого со словацкими лингвистами и литераторами на протяжении почти пятидесяти лет, а также возможность его влияния на словацкое академическое сообщество. Автором на основе архивных мате- риалов и опубликованных документов представлен круг интересов и зна- комств филолога в период его пребывания в Праге, Брно и Братиславе, начи- ная с его первого посещения в 1920 году и до последнего – в 1968 году. Статья содержит оценку деятельности Якобсона в период эмиграции в США, когда он тесно сотрудничал с чехословацким правительством в эмиграции и способствовал созданию кафедры богемистики им. Масарика в Колумбий- ском университете. На основе уникальных архивных материалов, в частности агентурных сообщений полицейской слежки за ученым, в статье показаны обстоятельства официальных визитов Якобсона на заседания славистов в Праге и Братиславе. Представлен круг словацких ученых, с которыми Якобсон поддерживал контакты, сделана попытка проанализировать возможное влия- ние известного лингвиста на словацких студентов. Подробно проанализиро- ваны все обстоятельства нечастых визитов Якобсона в Словакию, от которых зависела возможность и интенсивность его контактов со словацкими полити- ческими деятелями и представителями академического сообщества славистов. Особое внимание в статье уделено оценке в Словакии деятельности «опаль- ного» ученого в конце 1950-х годов, когда наступило некоторое потепление во времена хрущевской оттепели, и в 1960-е годы. Восстановлены подробно- сти его краткого пребывания в Братиславе в августе 1968 года, когда он посе- тил целый ряд научных учреждений и получил Золотую медаль Словацкой академии наук.
МОДИФИКАЦИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИДЕИ. К 95-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АЛЕКСАНДРА ДУБЧЕКА
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Элла Григорьевна Задорожнюк;
В статье рассматриваются некоторые вехи активности чехословацкого госу- дарственного деятеля Александра Дубчека в ракурсе его отношения к социали- стической идее. В центре внимания автора статьи взгляды А. Дубчека к социали- стической идее как в целом, так и в ее модифицированном виде «социализма с человеческим лицом». Представлены наиболее важные моменты из биогра- фии чехословацкого президента, которые оказали влияние на формирование его мировоззрения. А. Дубчек был последовательный приверженец идеи соци- ализма во втором поколении, его родители в свое время отыскивали корни со- циализма и в США и в СССР. Хронологически анализ социалистической идеи Дубчека ограничивается периодом до и после «нежной»/«бархатной» револю- ции 1989 года, так как в литературе эта тема не получила должного внимания. Встав во главе возрождавшейся социал-демократии в Чехословакии после но- ябрьских событий 1989 года, Дубчек принял активное участие в возрождении социал-демократического движения в Словакии. Словацкие социал-демократы считали экономическую реформу неизбежной, однако некоторые радикальные шаги по ее реализации обусловливали принятием мер социальной политики. Некоторые идеи этой программы нашли отражение в одном из документов Архива Горбачев – Фонда. В статье впервые вводится в научный оборот и про- анализирован фрагмент документа из этого архива – стенограмма официальной встречи А. Дубчека с М. Горбачевым, которая состоялась 21 мая 1990 года в Москве. Сделан вывод, что Дубчек по-своему спасал и спас идею социализма в условиях, когда эта идея в европейских странах отдвигалась на второй план, и это важнейший итог его жизни и судьбы. Статья написана к 95-летнему юбилею, и по мнению ее автора, есть все основания предполагать, что в пол- ной мере масштабы личности А. Дубчека и результаты его деятельности, бу- дут выявлены к 2021 году, к 100-летнему его юбилею.
ЛИТЕРАТУРА КАК ЗЕРКАЛО ИСТОРИИ (ТЕМА 1968 ГОДА В СЛОВАЦКОЙ ПРОЗЕ)
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Людмила Федоровна Широкова;
Рассматривается отражение темы событий 1968 года в словацкой литературе конца ХХ – начала XXI веков. Показана история появления этой темы года на страницах словацкой художественной литературы: от самых ранних откликов, относящиеся к 1968–1969 годам до произведений более позднего периода, увидевшие свет лишь после 1989 года. Среди них и стихи, и публицистические выступления писателей, появлявшиеся в словацкой и зарубежной печати, в самиздате. В настоящее время тема 1968 года нашла широкое отражение в разных жанрах словацкой литературы, в первую очередь это воспоминания современников и участников событий, а также политические триллеры и пси- хологические романы. В этих произведениях присутствуют эпизоды, мотивы, сцены событий 1968 г., а также мемуары политических деятелей. В качестве первоисточника достоверных сведений автором статьи анализируется книга воспоминаний А. Дубчека «Надежда умирает последней». Показана модифи- кация названной темы в романах современных словацких прозаиков. Среди наиболее приближенных к документальным источникам произведений, по мнению автора статьи, являются книги Й. Банаша «Зона энтузиазма» (2008) и «Остановите Дубчека!» (2009), написанные в жанре политического триллера и беллетризованной биографии. Эти произведения затрагивают проблему ис- торической памяти, забвения или почитания национальных героев как показа- теля нравственной зрелости и общества, и конкретного человека. Подробно анализируются объемные, многостраничные романы П. Ранкова и В. Климаче- ка, а также семейная сага П. Криштуфека «Дом глухого» (2012). Исследование, проведенное автором статьи, наглядно демонстрирует, как в словацкой лите- ратуре сохранились переживания современников событий 1968 года, насколь- ко правдиво в ней были запечатлены, несмотря на художественную образ- ность, достоверные картины той эпохи, а также то, как расставлялись акценты в отражении темы в зависимости от реалий современности.
О ВСТУПЛЕНИИ СЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ (1939–1945) В ВОЙНУ ПРОТИВ СССР ЧЕРЕЗ ТРИ ЧЕТВЕРТИ СТОЛЕТИЯ
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Йозеф Быстрицки;
В статье на основе архивных и опубликованных документов анализируется участие Словакии в войне против СССР в 1941–1945 годы. Рассмотрены истори- ческие условия и обстоятельства объявления Словацкой республикой войны США и Великобритании. Показана активная роль словацкого правительства в присо- единении словацкой армии к нападению Германии на СССР. Критикуются сло- вацкие авторы, публикующие недостоверные факты, приукрашивающие роль и значение словацкой армии, пытающиеся бездоказательно «переписать» историю. В частности, критике подвергнута работа Т. Клуберта (2016), в которой искажены исторические обстоятельства вступления Словакии в вой- ну, и роль словацкого правительства в принятии этого решения. Подробно рассмотрены обстоятельства разрыва дипломатических отношений Словацкой республики с СССР, а также начала боевых действий против СССР на стороне Германии. Критике подвергнуты оценки словацкого историка П. Мечианика, которые он в духе официальной пропаганды периода начала войны без какого- либо критического отношения к ней, объясняет причины объявления войны СССР, в частности говоря о борьбе христианского мира с большевизмом и противодействии советской агрессии на словацких землях. В статье крити- куются взгляды части «молодых» словацких историков за их объяснение причин вступления Словакии в войну против Советского Союза. В частно- сти, подвергнуто сомнению встречающееся в современной историографии (М. Лацко) утверждение о необходимости превентивных военных акций, ко- торые могли бы отвратить угрозу «завоевания Словакии большевистским Советским Союзом». М. Лацко известен работами, в которых он выступает как за- щитник президента Йозефа Тисы и словацкого государства 1939–1945 гг., а также выражает свое негативное отношение к Словацкому национальному восстанию и освободительной миссии Красной армии. Автор статьи подкрепля- ет все свои оценки ссылками на исторические источники, в том числе на малодо- ступные архивные материалы.
ОБМЕНЫ НАСЕЛЕНИЕМ СССР С ПОЛЬШЕЙ И ЧЕХОСЛОВАКИЕЙ В 1944–1947 ГГ.: АНАЛОГИИ И РАЗЛИЧИЯ ЭРЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Михал Шмигель ;
Миграционные процессы в Центральной Европы в первые годы после окончания Второй мировой войны – обмены и переселения населения, иногда называемые «великим политическим переселением народов» – были не только следствием войны, наследием ялтинско-постдамской системы и политики Великих держав, о и стремлением создать этнически однородные государства, без националь- ных меньшинств. На пространстве Центрально-Восточной Европы во время Второй мировой войны, точнее в период ее завершение, на передний план вы- шел вопрос Польши, которая претерпела существенные территориальные из- менения, в связи чем обмен населением между Польшей и СССР (на основании серии соглашений 1944–1945 гг.) был наиболее актуальным, хотя непосредст- венная его реализация произошла уже после окончания войны. Вслед за Польшей и Чехословацкая республика заключила в 1945–1946 гг. соглашения с Советским Союзом об взаимнoм обмене населением, причем в форме так называемых до- говоров об оптации. Их целью было переселение чехов и словаков из СССР в Чехословакию в обмен на россиян, украинцев, белорусов (эмигрантов), живу- щих в ЧСР, или русинов из Восточной Словакии. Фактически, весь процесс опта- ции cоветского гражданствa и переселения в СССР, реализованнoe в 1947 году, переросли в переселение почти 12,4 тысяч русинов из Словакии. Между данными процессами в контексте решения национального вопроса в двух странах (в том числе под влиянием изменяющейся геополитической ситуации в регионе Централь- но-Восточной Европы) видны как явные аналогии, так и бесспорные различия.
ВЫСТАВКА «ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ США» В КАЗАНИ 1972 Г. В АМЕРИКАНСКИХ ИСТОЧНИКАХ
УДК:
Раздел: ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ
Авторы: Алексей Евгеньевич Фоминых;
Выставка «Исследования и разработки США» (Research and Development – USA) стала одним из знаковых событий недолгой эпохи «разрядки» в советско- американских отношениях. В Казани, столице Татарской АССР, выставка прохо- дила в течение месяца, с 17 июля по 17 августа 1972 года. Это был третий пункт пребывания передвижной экспозиции: в начале года эта выставка открылась в Тбилиси, затем переехала в Москву (22 марта – 18 апреля) и Волгоград (17 мая – 17 июня), а после Казани была показана в Донецке (14 сентября – 15 октября) и Ленинграде (4 ноября – 13 декабря). Следует отметить, что выставочная деятельность была типичной формой куль- турной дипломатии периода холодной войны. Первый обмен национальными выставками между СССР и США состоялся в 1959 году – вскоре после подписа- ния советско-американского соглашения о культурных обменах («соглашение Лэйси-Зарубина» 1958 г.): советская выставка была открыта в Нью-Йорке, а аме- риканцы провели свою национальную выставку в московском парке Сокольники. Всего до момента распада СССР Информационное агентство США (USIA) – глав- ный правительственный институт, ответственный за реализацию программ пуб- личной и культурной дипломатии – провело в Советском Союзе 19 тематических выставок в 25 городах. Советским посетителям демонстрировалась индустриальная мощь Америки, передовые научные достижения и технические новинки, в том числе бытового назначения, а также культурные явления и произведения искусства.
ГРАЖДАНЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА В СЛОВАЦКОМ ДВИЖЕНИИ СОПРОТИВЛЕНИЯ
УДК:
Раздел: ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ
Авторы: Станислав Мичев;
Словацкое партизанское движение формировалось и развивалось именно в пери- од с 1942 г. до начала Словацкого национального восстания 1944 года. Первые во- оруженные группы партизан на территории Словакии начали возникать в 1942 году. В них входили прежде всего подпольщики, дезертиры из рядов словацкой армии, преследовавшиеся по политическим и расовым мотивам. Но особенно много бы- ло советских военнопленых, бежавших из немецких концентрационных лагерей и лагерей в Польше, Чехии, Австрии и Германии, а также советских людей, отправ- ленных на принудительные работы. Первые беженцы появились в Словакии уже в 1942 году. Сотнями они пересекали Словакию в восточном направлении, чтобы присоединиться к своей армии. Беженцы укрывались в словацких горах и деревнях. Их поддерживало местное население и движение Сопротивления. После озна- комления с обстановкой они оставались в Центральной и Восточной Словакии для вооруженной борьбы с фашизмом. Уже весной 1942 года беженцы начали создавать лесные лагеря в Северо-За- падной и Центральной Словакии с помощью различных частей движения Сопро- тивления и подпольных революционных народных комитетов. Уже к лету 1944 го- да советские беженцы, сосредоточившиеся в лесных лагерях, имели в своем распоряжении благодаря бойцам движения Сопротивления достаточное количество оружия и боеприпасов. В первых партизанских группах основную часть состав- ляли офицеры и солдаты Советской Армии (50–60 % их состава). Первоначально население Словакии встречало их вдоль моравско-словацкого и польско-словацкого пограничья. Самое большое количество баз и лесных лаге- рей было создано в Центральной Словакии. До начала Словацкого национального восстания в этом регионе в различных партизанских соединениях было сосредо- точено свыше тысячи советских беженцев. Подпольный Революционный народный комитет и силы Сопротивления взяли на себя задачу по их снабжению и воору- жению. О том, как их встречали словацкие жители, рассказывает один из бежен- цев: «После годов и месяцев страданий, голода, болезней, мороза, изнурительной работы, после бесконечных дней и ночей побега, преследуемые чужой речью, треском выстрелов, лаем собак, босые, ободранные, изголодавшиеся, мы очутились в сказочной стране, жители которой говорили на близком нам языке. Словаки предоставили нам все: продукты, одежду, лекарства и деньги, но в первую очередь возможность воевать с оружием в руках против нашего врага. Мы знали, что хоть и погибнем в этом бою, мы погибнем за свободу братского народа и будем ле- жать в прекрасной словацкой стране».
МЕЖДУНАРОДНАЯ ЛЕТНЯЯ ШКОЛА «1917 ГОД: НОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ И НОВЫЕ ПОДХОДЫ» ДЛЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ-ИСТОРИКОВ СТРАН СНГ, БАЛТИИ И ЕВРОПЫ
УДК:
Раздел: НАУЧНАЯ ХРОНИКА
Авторы: Ирина Ромуальдовна Чикалова;
С 5 по 10 июня 1917 года в Санкт-Петербурге состоялась Международная летняя школа молодых ученых-историков стран СНГ, Балтии и Европы «1917 год: новые взгляды и новые подходы». В качестве ее главных организаторов выступили Ин- ститут всеобщей истории РАН, Санкт-Петербургский государственный универ- ситет и Международная ассоциация институтов истории стран СНГ. Проведение мероприятия стало возможным благодаря финансовой поддержке Межгосударст- венного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Рос- сийского научного фонда.
НОВОЕ РОССИЙСКО-СЕРБСКОЕ ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ БАЛКАН
УДК:
Раздел: НАУЧНАЯ ХРОНИКА
Авторы: Ирина Юрьевна Абрамова; Юлия Сергеевна Обидина;
Будучи одним из самых интересных локусов взаимодействия Запада и Восто- ка, Балканский регион не так уж и часто исследуется в длительной исторической перспективе. Антиковеды и византинисты, слависты и тюркологи (перечень от- крыт) регулярно обращаются к различным стратам культурного наследия Балкан, не слишком задумываясь о пересечении исследовательских вопросников и под- час не фокусируя внимание на принципиальной проблеме соотнесенности тех многочисленных «имажинальных географий», сплетение которых некогда и поз- волило заговорить о причудливом «балканском мире», понятом в качестве то ли «истинной и утраченной», то ли «несостоявшейся» Европы, и уж, во всяком слу- чае, – Европы иной. Должна ли эта иная Европа восприниматься как поле сугубо антикварных штудий либо может выступать актуальным ориентиром в процессах (кросс)культурного диалога и созидания – предмет нескончаемых дискуссий и для профессионального сообщества, и для публичных интеллектуалов, не гово- ря уже о политиках или журналистах.
РУССКИЕ И СЛОВАКИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
УДК:
Раздел: СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ
Авторы: Галина Викторовна Рокина ;
Десятый, юбилейный, выпуск нашего ежегодника традиционно тематический. Главной темой журнала является история становления и развития русско- словацких взаимосвязей с XVIII века до современности. Значительная часть публикуемых в издании научных статей подготовлена на основе докладов членов комиссии историков России и Словакии, которые бы- ли апробированы на международной конференции «Русские и словаки в истори- ческой ретроспективе: культура, политика и историческая память» (Йошкар-Ола, октября 2016 года) [1]. Эта конференция продолжила серию научных мероприя- тий, проводимых с 2005 года одновременно с заседаниями Комиссии историков России и Словакии [2]. Организаторами конференции в 2016 году стали Инсти- тут славяноведения Российской академии наук, Марийский государственный университет и Российское общество интеллектуальной истории. То, что научной площадкой для очередной встречи историков России и Словакии и проведения международного научного форума стала Йошкар-Ола и Марийский государ- ственный университет, неслучайно. В нашем университете на кафедре всеобщей истории долгие годы развивалось научное направление по изучению истории славянских народов и русско-славянских контактов; в течение многих лет прово- дились совместные с Институтом славяноведения РАН и Институтом истории Словацкой академии наук (САН) научные исследования по истории Словакии и русско-словацких контактов [5]. Материалы второго заседания Комиссии исто- риков России и Словакии и конференции «Русские глазами словаков, словаки глазами русских: стереотипы восприятия в реалиях XIX века» были подготовле- ны к печати совместно с Институтом славяноведения РАН и опубликованы в 2007 году в Йошкар-Оле [4].